"); //-->
Library

другие статьи рубрики:


Интервью Петы Уилсон,
Юджина Роберта Глейзера и Дона Франкса
в прямом эфире ток-шоу Джейн Хоутин1)

( Ток-шоу Jane Hawtin Live, канадское телевидение, 1998г. )

Джейн Хоутин, ведущая ток-шоу (Джейн): Она сильная, талантливая и необыкновенно красивая. Она не пропускает ни одного удара, не важно, шпионит ли она за плохими парнями, обманывает их или дерется с ними. Сегодня в прямом эфире встречайте героиню «Её звали Никита» Пету Уилсон и её коллег по сериалу актёров Юджина Роберта Глейзера и Дона Франкса.

В передаче показывают отрывок из серии «Старые привычки».

Джейн: Это Пета Уилсон в сериале «Её звали Никита», одна из самых сексуальных героинь на телевидении. Привет, я — Джейн Хоутин. У неё уже большой опыт за плечами: ребёнок австралийского военного, звезда спорта и международная супермодель. Исходя из всего перечисленного можно смело заявить, что Пета Уилсон была рождена для роли Никиты. Сериал настолько популярен, что уже создал целый клуб поклонников как здесь, так и в США. К нам в студии присоединяется Пета Уилсон. Добро пожаловать! Приятно видеть тебя здесь.

Пета Уилсон Пета Уилсон (Пета): Привет, Джейн. Рада познакомиться.

Джейн: А мы рады, что ты здесь.

Пета: Спасибо. Привет, Канада!

Джейн: Ты смотрела этот отрывок из сериала и сказала «ах». Тебе он не нравится?

Пета: Это был очень сложный эпизод. Никита сотрудничает с серийным убийцей, поскольку он нужен Отделу для получения важной информации. Исходя из характера моей героини, ей не совсем нравится этим заниматься. Как для актрисы, играющей эту роль, в эмоциональном плане было сложно ходить по всем этим местам, чтобы все выглядело естественно.

Джейн: Но что именно ты увидела в этой сцене, что тебе не понравилось?

Пета: Нет, мне нравится эта сцена, я имею ввиду…

Джейн: Сам эпизод, настолько он был трудным?

Пета: Было тяжело. Иногда мне сложно отойти от своих чувств и взглянуть на работу со стороны. Мне нравится смотреть всю серию, но что касается просмотра конкретно моей работы, иногда я начинаю сомневаться.

Джейн: Именно поэтому я работаю в прямом эфире. (Обе смеются). А теперь скажи, ты настолько же сильная и решительная, как твоя героиня?

Пета: Нет, я совсем не такая, я просто притворяюсь. (Смеётся).

Джейн: Ну же…

Пета: Во мне есть что-то от мальчишки, мне это нравится, иногда я заставляю это работать на меня. Когда я снимаюсь в сериале, большую часть времени я стараюсь вести себя немного по-мальчишески, чтобы быть более открытой, спонтанной. Как ты знаешь, на телевидении работают очень быстро и важно оставаться открытым. Моя героиня и женственная, и в то же время в ней есть что-то от мужчины. А поскольку я девушка, я стараюсь вести себя и как мальчишка, становлюсь более жёсткой. Иногда взбадриваю съемочную группу, устраиваю им небольшие испытания.

Джейн: И что это значит, быть немного мальчишкой?

Пета: Ну, я заставляю их немного побегать, потрудиться. На съемочной площадке я делаю стойку на руках — конечно, это завист от того, в каком я наряде. Я разогреваюсь, занимаюсь кикбоксингом или тренируюсь во время обеденного перерыва с тренером по имени Эл Грин, он канадец. Обычно после обеда занимаюсь боевыми искусствами, так что когда возвращаюсь на съемочную площадку, ребятам приходится несладко. Это помогает мне оставаться в роли.

Джейн: Но это было свойственно тебе, когда ты росла. Я знаю, что твоя мама заставляла тебя заниматься игрой на пианино, потому что ты всё больше становилась похожей на мальчишку, ты была очень атлетичного телосложения.

Пета: Я ходила в католическую школу для девочек. Я была словно озорным мальчишкой, достаточно спортивной, но не очень любила общаться с мальчишками. Мне нравилось заниматься с ними скейтбордом, но не проводить с ними все время. Так что мама решила, что раз она возлагает большие надежды на свою дочь, то совсем не хочет, чтобы та стала каким-нибудь атлетом в армии. Поэтому она отправила меня на групповые занятия по подготовке девочек…

Джейн: Как по-австралийски, извини…

Пета: Знаешь, я выступала как модель в супермаркетах в Австралии. Моей первой подобной работой было выступление на подиуме в субботу утром. Я отлично себя чувствовала, прохаживаясь там в купальнике. Меня это так вдохновило и захватило, что даже не заметила, как сошла с подиума и оказалась среди зрителей. Я вернулась на подиум и пошла обратно.

Джейн: По крайней мере, ты была в купальнике.

Пета: Да, мама говорит, что за одну ночь как будто произошло превращение из мальчишки в девочку.

Джейн: Так ты этого хотела, заниматься модельным бизнесом?

Пета Уилсон Пета: Я не знаю, я просто поплыла по течению. Когда ты молод, ты не думаешь: «Не хочу заниматься тем-то и тем-то». Я просто подстроилась под то, что тогда происходило, моей маме очень нравилось видеть меня такой хорошенькой, и я тоже получала от этого удовольствие. Это было здорово. Это был как раз тот период времени, когда девочки чувствуют себя неуверенными. Мне это придало уверенности, заставило понять, что когда ты работаешь над всем хорошим, что в тебе есть, то со временем и пришедшей уверенностью ты можешь заставить те вещи, которые ты ненавидишь в себе, исчезнуть, начать работать на тебя или превратить их в положительные качества. Понимаешь, о чём я?

Джейн: Но как ты все-таки стала моделью? За тобой кто-то пришел? Или твоя мама всем рассказывала, какая у нее красивая дочка?

Пета: Нет. Меня просто выбрали. Это был маленький городок, я снялась в нескольких рекламных роликах. Агент крупной компании заметил меня, и вот так всё случилось. Я работала моделью 5 или 6 лет. Это было потрясающе. Конечно, это тяжелая, сложная работа. Считается очень гламурной, но на самом деле это не так. Я путешествовала по миру, я не работала на одну компанию или в одном месте. Ездила в Италию, зарабатывала там деньги, выступая как модель, потом ехала в Париж, зарабатывала деньги и отправлялась в Лондон, проделывала там то же самое и уезжала. Я просто использовала свою работу, как паспорт, чтобы увидеть весь мир. Было здорово, шикарно. Простая девчонка из маленького городка в Австралии очутилась в таком мире. Я возвращалась домой, показывала маме свои фотографии и говорила: «Посмотри, какая я здесь и здесь!» Было очень весело.

Джейн: Но тебе, наверное, было и сложно, потому что ты — болтушка, а моделям это не свойственно?

Пета: Были девушки и намного привлекательнее меня, но меня выбирали из-за моей яркой индивидуальности. Я всегда была очень веселой. Неважно, что я одеваю — я могу заставить эту вещь работать на себя. Тогда мне это нравилось. Работая моделью я поняла, что хочу быть актрисой. Но мне было страшно, хотя я из ирландской семьи, и мы все любим устраивать представления, но выбрать актёрство в качестве профессии — это было что-то новое. И вот однажды я совершила этот рывок. Я уехала из Австралии, поднакопила денег и поступила в драматическую школу. Очень много и усердно занималась. И вот я здесь, спустя 5 лет, снимаюсь в телевизионном сериале. Я благодарна богу за это! Не могу себе представить ничего другого! Мне очень повезло.

Джейн: Но когда же ты заболела анорексией и булимией? Это случилось во время работы моделью?

Пета: Да, как раз к моменту завершения моей модельной карьеры. Я чувствовала себя достаточно несчастной, не знала, чем хочу заниматься дальше. Родители развелись, что было очень тяжело для меня в раннем возрасте, но я подавила эти чувства. И в тот период эти чувства всплыли. Мне больше не нравилось то, чем я занималась, я не была счастлива. Вот, что случилось на самом деле.

Джейн: Так это не было давлением со стороны работы? То, что должна была быть худой, стройной? Только представить себе, ты весила 110 фунтов2)!

Пета: Нет-нет, я была и так очень худой, всегда в хорошей форме, так что никакого давления не было. Я вообще считаю, что анорексия и булимия — это заболевания ума. Я была очень расстроена разводом родителей и до конца не преодолела этот комплекс, эти чувства, не справилась с этим. Вот и наступила реакция на всё это. Даже не помню, когда всё закончилось. Я обратилась к врачу, начала лечение. Я была очень открыта в этом вопросе, много говорила об этом, и, наверное, именно это и помогло остановить болезнь. Я даже стала говорить об этом с обоими родителями, это помогло. Так что работа модели не была причиной, хотя она и не способствовала улучшению состояния. Было давление, связанное с тем, что всё время надо было выглядеть великолепно, держать себя в форме. У многих девушек и женщин те же проблемы, но они не должны этого стыдиться, а наоборот, должны говорить об этом с людьми, и они удивятся тому, у скольких их друзей те же проблемы. Ну вот я же здесь, прошло 5 лет, и я очень счастливая.

Джейн: Когда ты приехала в Голливуд, ты хотела сниматься только в большом кино или играть в театре, так ведь?

Пета: Ну, я не знала точно. Я хотела быть актрисой. Я была так далеко от Австралии, что могла делать, что пожелаю — они далеко, все равно не узнают. И я купила машину «Thundergrow» 1959 года. Люблю все машины. У меня в кармане было 10 тысяч долларов, и я отправилась в путешествие, останавливалась в домах незнакомых людей и в конце концов нашла драматическую школу, которая мне подходила. Я приступила к занятиям. И я не думала, что хочу сниматься только в фильмах. Во мне было много энергии, мне нравилось воплощать её в игре, в актерстве. Это была подходящая профессия для меня. Я могла играть сразу несколько разных характеров, мне это нравилось. И вот спустя пару лет обучения мои учителя просто вытолкнули меня из театра, чтобы я начала что-то новое. Мне нравилось в театре, я много работала там. А кино, фильмы — нет, это не для меня, так я думала на тот момент. Но, честно говоря, я была просто напугана. Мы все чего-то боимся иногда. Так что меня вытолкнули из театра. Я была хорошо обучена и предана самой работе, игре, а не просто испытывала желание попасть в фильм. Мне нравилось играть и не нужно было искать какой-то образец для подражания, над которым нужно было бы ещё трудиться. Поэтому у меня всё складывалось хорошо, первые прослушивания были удачными, люди видели и хорошо реагировали на мою подготовку. Они видели, что я работаю. Неважно, насколько ты привлекательна — если ты не знаешь, что делаешь, тогда тебе здесь нет места.

Джейн: Говорят, что только после того, как тебя утвердили на роль Никиты, они стали набирать остальных? Как рассказывал один из исполнительных продюсеров, вместо того, чтобы просматривать кассеты с записью прослушиваний, они приглашали актёров в комнату и разговаривали с ними. Это правда?

Пета Уилсон Пета: Всё это было достаточно необычно. Я прошла 6 или 7 прослушиваний к разным фильмам, но вместо меня брали на роль уже знаменитую актрису, как это часто случается. И я сказала своему агенту: «Всё, хватит. Мне нравится играть, но я не собираюсь оставаться в Лос-Анджелесе два года и ждать ролей. Я — актриса, я поеду в Нью-Йорк и буду играть в театре». А он предложил попробовать роль на телевидении. И моё первое прослушивание на телевидении было как раз на роль Никиты. Я даже не была уверена, хочу ли этого. Я видела оригинальный фильм, он мне понравился, и я думала, что не смогу сыграть лучше — уже существует великолепная версия этой истории. Вот с таким настроением, не беспокоясь, получу роль или нет, я отлично выступила на прослушивании. Через несколько дней мне позвонили и пригласили на пробы. Я ответила, что благодарю их за такую возможность, но не уверена, что готова к этому. Я даже не знаю, какова будет продолжительность съёмок. И вот 6 недель они продолжали звонить и уговаривать прийти, и в итоге я согласилась. Мы обсуждали с продюсерами эту историю, и я сказала, что не уверена, что, к примеру, хотела бы, чтобы мои дети смотрели по телевизору историю про женщину, осужденную за убийство полицейского, да ещё и наркоманку. Что, если мы сделаем её жертвой обстоятельств? И к этому можно всегда возвращаться — что её осудили из-за её внешности, жизни на улице, а не из-за того, какая она на самом деле. Так мы и договорились, дальше родился план, и мы смогли убедить огромное количество людей в этом. Так что это была не только я — над этим работала команда людей. Вот так всё случилось, теперь мы здесь.

Джейн: А как насчёт сцен схваток в сериале?

Пета: Это здорово, весело.

Джейн: Ты занимаешься кикбоксингом?

Пета: Нет, я актриса. Я делаю так, чтобы все выглядело естественно. Уже многие меня об этом спрашивали. Нет, я не кикбоксер. Вообще это здорово. Я участвую во всех сценах драк, в которых мне позволяют. Вот в этой сцене я снималась полностью. (Показывают сцену тренировки с Юргеном из серии «Особый Отдел» 2-го сезона сериала). И наслаждалась каждой минутой.

Джейн: Это что-то вроде хореографии, танцев?

Пета: Да, как танцы. И всё происходит достаточно спонтанно. Моя героиня достаточно замкнутая, напряжённая, у неё обострены все чувства, она как животное. Она может слышать много вещей всё время, она постоянно настороже, иногда это напоминают паранойю. Никита не хочет никому причинять вреда, но если ей угрожают, она будет защищаться. Что-то вроде инстинкта самосохранения. В этой сцене всё получилось хорошо, Эл Грин помог мне быть на высоте. Я могла бы работать и в этом направлении, но я актриса.

Джейн: Это игра.

Пета: Да, игра, это не кикбоксинг. Хотя это можно было бы использовать, если бы я была в Лас-Вегасе и участвовала в мюзикле «Никита». Наверное, это вариант. (Обе смеются).

Джейн: Сделаем небольшой перерыв, а потом поговорим об отношениях Никиты и Майкла.

На экране Рой Дюпюи на съёмочной площадке сериала: «В рамках Отдела Никита может стать слабостью Майкла, и что ещё хуже — для неё может стать опасной любовь к Майклу. Есть и другие причины, по которым они не могут быть вместе, но сейчас я их расскрыть не могу. В прошлом Майкл уже был влюблен, женился на этой женщине и чуть сам не погиб случайно из-за этого. Так что он не готов к таким отношениям. Но главную причину я назвать не могу. Вы всё узнаете, если будете смотреть сериал».

Джейн: Вы только что посмотрели отрывок из сериала с Петой Уилсон и её партнёром Роем Дюпюи. Пета сегодня с нами в студии. Я знаю, что в конце первого сезона ты говорила, что не веришь, что ваши герои будут вместе. Но это произошло уже дважды.

Пета: Ну, не я же пишу сценарий. (Смеётся). Люди хотят видеть их вместе. Правда, жаль, что Рой совсем непривлекательный?

Джейн: Да, должно быть, это ужасно — притворяться, что испытываешь к нему чувства?

Пета: Ладно, если серьезно, у него такие глаза, он очень красивый, замечательный. Я очень нервничала в тот день3). Всё время хихикала, смеялась. Всё было достаточно непривычно. Мы очень разные люди, полные противоположности друг другу. Рой по характеру мягче, нежнее, обходительнее меня, но в то же время он очень сильный. А я более шумная. Мы очень разные.

Джейн: Перейдем к телефонным звонкам. Привет, Сильвия!

Сильвия: Привет! Рада пообщаться с вами!

Пета: Привет, Сильвия!

Сильвия: Рой очень привлекательный, не правда ли? (Пета кивает и улыбается). Он ведь француз, я сама француженка, так что в этом разбираюсь. Я хотела узнать, как тебе Торонто?

Пета: Я люблю Торонто. Люблю Канаду, она очень похожа на Австралию. Канадцы — замечательные люди, очень отзывчивые. Я чувствую себя как дома. Ко мне приезжают мама и бабушка, нам здесь хорошо. А канадская съемочная группа просто потрясающая. Вокруг столько добрых людей, они все очень приятные, хорошие. Здесь здорово жить.

Джейн: Перед съёмками ты сказала, что не уверена, был бы сериал настолько успешным, если бы снимался не в Канаде, а в другом месте. Это как-то связано со съёмочной группой, атмосферой тепла, заботы, которая сложилась у вас?

Пета: Дело в том, что работая на телевидении нужно всё делать очень быстро и в короткие сроки. Для нас важно всё сделать очень быстро, но в то же время и хорошо. Как актрисе мне нужно пространство, где я могу работать, и если мне обеспечивают условия, где мне хорошо, меня любят, обо мне заботятся — я хочу работать хорошо, выкладываться по максимуму, отдавать им всё самое лучшее. В Канаде очень приятные люди. Поэтому я думаю, что если бы съёмки были в другом месте, всё было бы сложнее. Понимаешь, когда в четыре часа утра ты приходишь на съёмочную площадку, чувствуя себя уставшей, но ты оборачиваешься и люди из съёмочной группы шутят или крепко тебя обнимают, то ты сразу начинаешь чувствовать себя намного лучше. По-моему, такое происходит отнюдь не во всех странах.

Джейн: А как насчет австралийских и канадских манер?

Пета: Ну, я говорила о канадцах, но сама я австралийка. Если научусь канадским манерам, то, может быть, и стану канадкой. Канадцы очень воспитанные. Ну, я учусь, учусь. Дайте мне еще пару лет! (Смеется).

Джейн: У нас звонок от Келли. Привет, Келли!

Келли: Привет, Джейн!

Джейн: У тебя вопрос к Пете?

Келли: Да, я прочитала в одной статье, что к тебе приезжала бабушка в Торонто. Она всё ещё здесь и готовит для тебя?

Пета Уилсон Пета: Нэнна — ирландка, у нас большая семья. Она приезжала на 6 месяцев. Сейчас она в Австралии, но вернется, когда начнутся съёмки нового сезона. Она приехала, чтобы поддержать меня. Я совершила большой шаг в жизни, уехала далеко от дома, рядом не было моего друга. Я привыкала к новому окружению. Нэнна приехала, чтобы заботиться обо мне. Я очень близка со своей семьей, мы очень дружны, это даёт мне чувство моих корней. А здесь… Здесь так холодно, ужасно холодно. Кто же согреет меня ночью, как не моя бабушка. В любое время ночи, когда я возвращалась домой, она готовила для меня ванну, зажигала свечи, добавляла разные масла в воду. Она репетировала со мной роль и говорила: «Пит, я в это не верю. Так играть не надо». Мне всё это помогало.

Джейн: Но из-за таких продолжительных съёмок ты надолго уезжала от семьи. Это, наверное, было сложно? У тебя ведь есть ещё дом в Калифорнии?

Пета: Да, но сейчас ко мне часто приезжает мой друг, мы много времени проводим вместе. А если я начинаю сильно скучать по кому-то из родных — я привожу их из Австралии, мою маму или папу, им это нравится.

Джейн: А что они думают о сериале, о твоей роли?

Пета: Они очень гордятся мной. У нас очень дружная семья. Мама говорит, что я выхожу из комнаты с телефоном в руках и говорю «Привет» с таким видом, словно уже готова к съемкам крупным планом. Мама ничему не удивлялась. Когда я что-то решаю, я говорю маме, что хочу делать то-то и то-то, и она всегда меня поддерживает. И когда я сказала, что хочу быть актрисой, она ответила «хорошо». Когда начался сериал, они стали его смотреть, они гордятся мной, но не слишком сильно показывают свои чувства. Это Австралия, здесь не разгуляешься.

Джейн: У нас звонок от Сиднея. Привет, Сидней!

Сидней: Привет!

Пета: Какое хорошее имя — Сидней!

Сидней: Спасибо. Ходили слухи, что во время съёмок какой-то сцены ты сильно ударилась головой и даже потеряла сознание. А потом говорили, что ты даже поругалась с кем-то из съемочной группы. Это правда?

Пета: Ну, не совсем так. Я действительно теряла сознание во время съёмок последнего эпизода прошлого сезона, но я не помню точно. Меня привязали к дереву, по сюжету мою героиню избивали, и я очень старалась, чтобы всё выглядело естественно. Но режиссер сказал, что не чувствует этого. А я ответила, что если будут стараться ещё больше, то ударюсь головой и пораню себя. Режиссер сказал, что мне все-таки следует попробовать. Я так и сделала, и сильно ударилась головой о дерево, раздался такой громкий звук. У меня закружилась голова, из глаз посыпались искры, я прервала съёмки, чего обычно не делаю, и потребовала, чтобы меня освободили. Я просто стала ходить по лесу кругами, и вся съемочная группа, увидев это, сказала: «О, господи!» Несколько раз я падала, меня отвели в трейлер, приехали врачи, продюсеры, мне было плохо, меня отвезли в больницу. Но потом мне стало легче. Хотя с тех пор я стала отвечать: «Хотите кого-то снимать, привязанным к дереву, — зовите дублера и мы всё сделаем».

Джейн: Хорошая идея. У нас звонок от Дженны. Привет, Дженна!

Дженна: Привет!

Пета: Привет! (Улыбается).

Дженна: Как у тебя дела?

Пета: У меня всё хорошо. А как ты? (Широко улыбается).

Дженна: Спасибо, тоже хорошо. Я и моя сестра-близнец хотели бы сказать тебе, что ты замечательная. Мы тебя очень любим и считаем самой привлекательной девушкой 90-х годов. И, пожалуйста, пусть у твоей героини будет роман с Майклом.

Пета: (В начале сильно смущаясь, а потом снова широко улыбаясь). Роман с Майклом? Вам стоит поговорить об этом с ним. Никита, вроде как, пыталась, а он не очень-то реагирует. Не знаю, в чём дело. Может быть, стоит учить французский? Большое спасибо. Я хотела бы сказать, что для меня имеет огромное значение ваша поддержка, поддержка моих поклонников. По этой причине я сейчас и здесь. Я очень вам благодарна. Спасибо!

Джейн: Да, то, что сейчас происходит на телевидении — появилось очень много сериалов, где главными героинями выступают сильные, жёсткие, молодые, уверенные в себе женщины: Зена, Баффи и этот сериал тоже. Они занимают верхние строчки рейтингов. Эти сильные, но достаточно сложные по характеру героини.

Пета: Они все разные, но, мне кажется, они символизируют собой то, что сейчас происходит в мире. Было время, когда нам не разрешали голосовать. С тех пор всё очень сильно изменилось. Возможно, сейчас мужчины стали больше любить и ценить женщин. Женщины стали преуспевать в мужских делах. Мы всегда были очень сильными, но раньше должны были быть осторожными, чтобы не задеть чьё-либо эго или обидеть кого-то. Сейчас всё меняется, мы стали более общительными и отстаиваем свою точку зрения. Мне кажется, это естественный процесс, который показывает, что сейчас происходит.

Джейн: У нас на проводе Карла. Привет, Карла!

Карла: Привет! Я хотела бы спросить тебя об очках. Кто дизайнер очков?

Пета: Дизайнера зовут Джонатан Ситц. Он мой хороший друг из Австралии. Сейчас мы с ним и его сыном собираемся выпустить серию очков и одежды, наверное, это произойдёт в конце этого года. Называться она будет «Psycht». Вы сможете купить очки, Никита тоже будет их носить. Очки — аксессуар Никиты, она не носит украшений, это не её. Но очки служат прекрасным способом находиться в Отделе, по сути не находясь там. Очки скрывают истинный мир. Я их, вроде, вижу, но они в то же время далеки от меня. Они скрывают истинные чувства Никиты.

Джейн: Я знаю, что ты активно участвуешь в подобре нарядов, аксессуаров.

Пета: Лори Дрю — богиня. Она дизайнер по костюмам, занимается всем сериалом, она просто бесподобна. Когда я приступила ко съёмкам, у меня с собой была своего рода библия, где было написано всё о моей героине — какая она по характеру, что думает, как выглядит. И мы сразу нашли общий язык с Лори, она меня поняла, мы стали работать вместе. Мы используем одежду марки «Diezel», «Silvia Hazel», «Costume National», «Dolce&Gabbano», «Paul Smith». Всех не упомнишь, у нас очень много одежды, очень. В следующем году мы планируем подключить еще более известных дизайнеров. А в самом начале у нас был маленький бюджет, и Лори старалась выйти из положения, она придумывала потрясающие вещи. Мы покупали самые простые вещи в магазинах и старались добавить к ним что-то новое, модное. Мне кажется, одежда всегда отражает то, как ты себя чувствуешь. Никита всегда выглядит великолепно. Но когда ты, как и любой живой человек, одеваешь ли ты одежду за 7 тысяч долларов или за 2 доллара, всё зависит от того, как ты это будешь носить, как будешь чувствовать себя в этой одежде. И неважно, что она не стоит миллион долларов. Моё первое нарядное платье я сделала сама. У нас в то время не было денег, я отправилась в маленький магазинчик, где купила шелковое китайское платье за 6 долларов. Моя тётя переделала его по мне, я отправилась на вечер в школу и выглядела лучше всех. Так что совсем неважно, сколько стоит твой наряд, всё зависит от того, как ты его носишь.

Джейн: А как насчёт одежды, которую ты носишь? Это достаточно мужской стиль?

Пета: Да, ведь одежда может ещё и придавать уверенности в себе, изменять настроение. Всё зависит от того, что ты наденешь. Порой я просыпаюсь утром и думаю, что выгляжу ужасно, совершенно разбита и растрёпана, но тут я вижу платье, сшитое моей тётей, надеваю его и всё — я меняюсь, всё отлично. Одежда может менять твоё отношение. Я ношу много костюмов: есть отличные костюмы за 50 долларов из Нового Орлеана и невероятные костюмы от Гуччи. С нами работает удивительная девушка Наташа, которая помогает мне привести себя в порядок, выглядеть отлично в новом костюме. Лори смотрит много итальянских, французских фильмов, и европейские актрисы вдохновляют её на создание чего-то нового в моем образе.

Джейн: Когда мы вернемся, то встретимся с Шефом Первого Отдела и главным оружейником Отдела Вальтером.

На экране отрывок из серии «Старые привычки» 2-го сезона, сцена с Вальтером, Шефом и Никитой, когда Вальтер узнаёт о смерти Белинды.

Пета Уилсон Джейн: Итак, у нас в гостях Пета Уилсон, и к ней присоединились Юджин Роберт Глейзер — Шеф Первого Отдела — и Дон Франкс, исполняющий роль Вальтера.

Пета: (Обнимает и целует Юджина). Он такой милый.

Джейн: Конечно, он же плохой парень, хладнокровный, приговаривает людей к смерти.

Юджин Роберт Глейзер (Юджин): Если вы оставите Пету в комнате с Арнольдом Шварценеггером, и на экране будет знаменитая фраза «Я ещё вернусь»4), то через две минуты, проведенные с ней, он скажет: «Нет, я не вернусь». (Все дружно смеются).

Джейн: И вот вы двое здесь. Дон, ты работаешь с оружием в Отделе и тебе удаётся оставаться человечным.

Дон Франкс (Дон): Да, каким-то образом.

Джейн: А ты, по всей видимости, такие чувства не сохранил.

Юджин: Нет, совсем наоборот.

Пета: Мы все чем-то похожи.

Дон: Я не думаю, что он лишен всяких чувств, нет. Просто он должен выполнять свою работу. Кто-то должен это делать, и они нашли его. Это очень сложно.

Джейн: Ты защищаешь его?

Дон: В какой-то мере, да.

Джейн: Преданность до самой смерти.

Юджин: Здесь нет ничего личного.

Джейн: Так что же это за место — Первый Отдел, откуда никто из вас не может уйти?

Юджин: Это секретная правительственная организация, она независима от остальных организаций, но тем не менее отчитывается перед вышестоящим руководством. Мы знаем, что то, что мы делаем — это хорошая работа, нужная, не всегда, правда, честная, но кто-то должен её делать. Судя по их миссиям и заданиям, мне кажется, она стоит выше ЦРУ, но это очень засекреченная организация.

Джейн: Вы думаете, это всё правда?

Дон: Мне кажется, когда вы смотрите новости, то понимаете, что да… Думаю, такая организация есть, она реальна, даже более чем реальна.

Пета: Думаю, что нечто подобное есть. Ну, не совсем как Первый Отдел, потому что это выдумка, фантазия сценаристов. Но считаю, что вообще существуют такие подстанции или организации, что-то в этом роде.

Джейн: Так никто из вас не может уйти оттуда? Вот ты, например, смогла сбежать на 6 месяцев.

Пета: Ну, не знаю. Мы сейчас снимаем два последних эпизода сезона. Очень много интересного происходит по сюжету. Если бы я действительно ушла, то должна была бы убедиться, что меня не будут преследовать, что они все исчезли.

Джейн: Так вы что, все погибнете на задании?

Все хором: Нет!

Пета: Нет, Вальтер, нет. (Дон целует Пете руку).

Джейн: Ты бы взяла его с собой, да? Так расскажите всё-таки, как работается в этом шоу? Очевидно, что вы все подружились.

Пета: Не думаю, что Никита смогла бы всех убить. Потому что, как это ни странно, они стали для неё семьей. В своем роде семейкой Адамсов.

Юджин: Сниматься в этом сериале потрясающе, съёмочная группа просто отличная.

Дон: Не думаю, что раньше встречал такую замечательную команду. Мы все очень близки.

Юджин: Я согласен. И не только насчет актеров, но и режиссёрский состав, люди, занимающиеся транспортом, все те, кто работают над этим шоу, мы все трудимся много вместе. Я могу так говорить, потому что сам во всём этом участвую. Это удивительные люди.

Пета: Нам нравится ходить на работу.

Джейн: Это замечательно.

Юджин: И ещё хочу добавить, что я очень рад, что Нэнна приезжает ещё на 6 месяцев, потому что после 6 месяцев с тобой, Пета, я хочу, чтобы она побыла и рядом со мной.

Пета: Уверена, что смогу это организовать. (Все смеются).

Джейн: У вас будет кто-то, кто будет о вас заботиться. Ты считаешь это иронией судьбы, что твоей первой ролью была работа в сериале «Ангелы Чарли»?

Юджин: Я ждал, что ты об этом заговоришь.

Пета: Ты серьезно? Правда? Здорово.

Юджин Роберт Глейзер Юджин: Вообще-то это была моя первая роль на телевидении. Для меня это было ужасно. Я был тогда ещё таким «зелёным», совсем молодым, и когда камера наезжала на меня для крупного плана, я не двигался, потому что боялся приблизиться к ней. Не могу сказать, что замирал — просто режиссер поручил мне сразу делать столько вещей: у меня в руках была сигара, выпивка и я не мог со всем одновременно справиться. И Дик Кордо, благослови его господи, сказал, чтоб у меня убрали сигару, это слишком для меня. Это один из эпизодов, которые я хотел бы забыть.

Пета: Я люблю «Ангелов Чарли». Хотелось бы взглянуть на этот эпизод.

Юджин: Нет-нет. Я уничтожил все копии.

Джейн: Дон, приятно видеть тебя в этом сериале. Все в Канаде знакомы с твоими работами. Как тебе работается в этом шоу?

Дон: Отлично, волшебно. Я — счастливый парень.

Джейн: Почему?

Дон: Ну, в моем возрасте и всё еще сниматься. (Все смеются). Моя роль настолько свободная, мне в это повезло. Можно сказать, что Вальтер — хиппи 60-х годов, работающий в Отделе. Последнее человечное существо, помимо Никиты. Это то, что мы с ней делим, наша симпатия.

Джейн: Этот персонаж тебе подходит, не далёк от реальности?

Дон: Да, совсем не далек от реальности. И я тоже люблю пофлиртовать на старости лет, что достаточно глупо.

Пета: Ну, совсем немного. (Смеётся). Ну и какого года ты думаешь Вальтер?

Дон: Ну, наверное, 1927-го.

Джейн: Вы двое ведь делите общее увлечение машинами в жизни? Разными моделями? У тебя есть «Thunderbird» 1959 года?

Пета: Нет, 56-го, её зовут Стелла. Потом «Шевроле» 1958-го года, совершенно беспободное, её имя Люсиль.

Дон: И сколько миль она проехала?

Пета: 14 сотен миль. Ну, сейчас 19 — я ездила несколько раз на ней.

Дон: У-у, это здорово, хорошо.

Пета: И «Додж» 1938-го года.

Джейн: А на чём ты сейчас ездишь?

Пета: На «Thunderbird». Мне сказали, что «Шевроле» лучше поберечь.

Дон: Бесспорно.

Джейн: А у тебя, Дон?

Дон: У меня гоночные машины модели «Т» от 1913 до 1927 годов. У меня их шесть.

Джейн: И они ездят?

Дон: Да, и достаточно хорошо.

Пета: Иногда он приезжает в одной из них на работу.

Джейн: Правда? Ты действительно их водишь?

Дон: Да.

Пета: Я его жду, чтобы сказать: «А ну, поехали отсюда!»

Джейн: Юджин, ты тоже коллекционируешь машины?

Юджин: Нет-нет. Дон вообще благословенный человек.

Дон: Я вожу мотоциклы уже 48 лет.

Пета: И он ухаживает за ними так, что кажется, они только что были на съёмках фильмов Майкла Джамино.

Джейн: Давайте вернёмся к телефонным звонкам. Привет, Джессика!

Джессика: Привет! Как у вас дела?

Дон: Привет, Джессика!

Пета: У нас все отлично.

Джессика: Скажите, какой у вас самый любимый эпизод из отснятых сезонов?

Юджин: Должен сказать, что это был эпизод с Шефом уже потому, что в него был вовлечен ещё и сын Шефа, которого он не видел около 20 лет. Сын считает, что его отец погиб. Мне приходится сохранять дистанцию, чтобы сын не узнал, что отец жив. Это было интересно снимать, здесь показана другая сторона героя, более нежная и мягкая. Он действительно защищает сына и не уходит от отцовской ответственности. Мне понравилось сниматься в этой серии, надеюсь, эту сюжетную линию разовьют в следующем сезоне.

Джейн: А какие отношения у вас и героини Альберты Уотсон?

Юджин: (Смеется). Ну…

Дон: Не говори.

Юджин: Вы узнаете об этом чуть больше в последних эпизодах этого сезона. Их отношения то ужесточаются, то наоборот становятся более нежными, и так всё время.

Пета: Шеф — настоящий романтик.

Дон: Точно.

Джейн: Правда?

Юджин: Да, это так. Совершенно бесспорно.

Джейн: А у вас любимые эпизоды?

Пета: Я люблю их все. Мне нравятся все сцены с Шефом и с Доном. Мне все нравятся. Это как с режиссёрами. Я люблю их всех.

Дон: Джессика, должен сказать то же самое. Я люблю их все.

Джейн: Перестаньте быть такими дипломатичными.

Юджин: Они все хороши.

Джейн: Ну, есть же сцены с проявлением чувств или сцены драк?

Пета: Трудно сказать… Есть особенно любимые сцены, сцены, к которым относишься более спокойно.

Дон: Я говорил со многими людьми, и они со мной согласны — в этом шоу ты понятия не имеешь, что будет дальше. И когда ты подходишь к концу, ты говоришь себе: «Я и не думал, что всё обернётся именно так!»

Пета: Это как один большой фильм, что мне и нравится. Всё как в одном большом фильме. Характеры продолжают развиваться. Я очень люблю работать с Метью (Биркофф), мне все нравятся. Люблю серию «Война», ещё «Промывку мозгов».

Юджин: Точно.

Пета: Всё, что приходит в голову, что могу вспомнить. Мы ведь уже сняли 42 или 44 серии, очень много серий, трудно выделить одну. Это вам решать, что вам больше нравится.

Джейн: Зрители видят тебя в некоторых сериях достаточно жёсткой, а иногда необыкновенно красивой?

Пета: Это всё манипуляции, женский шарм. (Все смеются). Что мы делаем: так, этот парень любит высоких блондинок? А ну-ка, дайте мне помаду! Никита меняется в разных ситуациях.

Юджин: Мне кажется, это здорово, что у нас главная героиня — женщина. И она здорово справляется с ролью. Она может быть озорным мальчишкой или просто невероятной красавицей. И она действительно может сама о себе позаботиться. Она из тех женщин, которую вы не захотите встретить вечером на тёмной аллее, но она будет на вашей стороне. Это потрясающе, что в современном мире на телевидении, в большом кино есть подобные героини, и она потрясающе справляется со всем: с ролью, с внешностью, поведением. Она всё делает великолепно. Это подобно тому, когда многие люди — и я в том числе — смотрели фильмы про Джеймса Бонда и говорили: «Ух ты! Бонд! Джеймс Бонд!» Думаю, у многих женщин Никита вызывает такие же чувства.

Пета: Я пыталась представить себе, что бы я делала, если б оказалась внезапно в такой весьма нереальной ситуации, как бы я справлялась. Я пыталась, чтобы всё выглядело естественно. Она — обыкновенный человек, у которой есть невероятные инстинкты. Люди могут почувствовать то же самое и сказать: «Со мной было нечто подобное однажды, я тоже мог бы так поступить». Это не означает, что нужно так поступать, но все её чувства основаны на реальности, на том, что действительно есть в мире.

Джейн: Давайте поговорим с Паскалем. Привет, Паскаль!

Паскаль: Привет! Я хотел бы узнать у Петы, чем она собирается заниматься летом после съёмок в «Никите»?

Пета: Пока не знаю. Хочу просто отдохнуть. Возможно, снимусь в одной картине, но это еще не точно. Но абсолютно точно побываю дома в Австралии, отдохну на пляже, просто расслаблюсь.

Джейн: Но там будет холодно, в Австралии будет зима.

Пета: Да, верно. Ну, может, тогда очень быстро. (Все смеются).

Джейн: Привет, Темми!

Темми: Привет! Первое, что хочу сказать: Пета, ты — звезда, ты заводишь!

Дон: Это точно!

Пета: И они тоже.

Темми: И хочу спросить о твоих отношениях в кадре и за кадром с Биркоффом.

Пета: Что ты имеешь в виду? Я что-то пропустила?

Темми: Просто его мало показывают в сериале. Мне очень интересен этот персонаж, потому что он компьютерный гений.

Пета Уилсон Пета: Качество, а не количество. Метью — великолепный актер, его герой Биркофф очень хороший. Он как младший брат для Никиты, у них необычные отношения. Думаю, что в следующем сезоне мы узнаем больше о Биркоффе и будем чаще его видеть в сценах вместе со всеми нами.

Темми: Это здорово.

Пета: Он потрясающий, милый, очаровательный. Он такой, каким кажется.

Джейн: В современных сериалах компьютерные гении необходимы — все эти секретные материалы и прочее.

Пета: Вместо бумажек.

Джейн: У нас звонок от Сенди. Привет!

Сенди: Привет! Как дела?

Все хором: Привет, Сенди!

Сенди: Я хочу сказать, Пета, что ты удивительная. Мы с удовольствием смотрим сериал. Мой кузен специально для этого приезжает издалека.

Пета: Большое спасибо! У меня уже начинает кружиться голова, я не смогу уйти из этой студии.

Синди: Я сейчас сижу дома, болею.

Все хором: Поправляйся!

Пета: Есть такие таблетки, которые нужно расстворять, они быстро помогут.

Синди: И Дон такой очаровашка! Дон Франкс

Дон: Я? (Все смеются, Пета целует его в щеку, а потом Юджина). Спасибо. Я сейчас приеду к тебе и тебе будет легче.

Джейн: Давайте поговорим со Стеллой. Привет!

Стелла: Привет! Мне очень нравится сериал. Пета, ты очень красивая, забавная и всё такое. Хотела узнать, можно я назову твоим именем своего котёнка?

Пета: Конечно, как хочешь. Моё имя Пета. Делай, как хочешь.

Стелла: И именем Дюпюи?

Пета: Дюпюи? Рой Дюпюи? Рою это понравится.

Джейн: Тебе придется обзавестись большим количеством котов, чтобы дать им все имена. Спасибо за звонок. Итак, очень быстро расскажите мне, чего ждать в будущих сериях? Юджин, как насчёт твоего любовного интереса?

Юджин: Новые перипетии с Шефом и Никитой, много нового с персонажем Дона, потому что Шеф и Вальтер уже очень давно бок о бок в Отделе.

Пета: Новые повороты в отношениях Майкла и Никиты, сюжетные перипетии с Медлин. Новый сезон, много нового.

Дон: Привет, Альберта!

Пета и Юджин хором: Привет, Альберта!

Пета: Мы тебя любим! И Роя! И всех остальных!

Джейн: Большое спасибо, что пришли! Всего наилучшего!

1) Другие кадры с Петой Уилсон из данной программы можно найти на страницах «Фотогалереи».
2) 110 фунтов ~ 50 кг.
3) Речь идет о съёмках эпизода с Петой и Роем из серии «Hard Landing» 2-го сезона, где актёры снимались обнажёнными.
4) «I'll be back».

 


home news photos forum links update info autographs
movies voices biography filmography library authors gratters
miff'01 dossier Peta, for You! collages quiz it's fans' life