"); //-->
Library

другие статьи рубрики:


Интервью Петы Уилсон порталу Sci-Fi Online

( Даррен Ри, Sci-Fi Online, 4 февраля 2004г. )

Актриса Пета Уилсон родилась в Сиднее (Австралия) и провела детство в Папуа - Новой Гвинее. С ранних лет она проявляла любовь к актерской игре и до того, как стать актрисой, какое-то время работала моделью. Среди ее работ сериал «Горец» («Highlander: The Series»), фильмы «Неудачник» («Loser»), «Грусть секса» («The Sadness of Sex»), «A Woman Undone» и «Один из наших» («One of Our Own»). Но именно роль в телевизионном сериале «Ее звали Никита» привлекла к ней внимание продюсеров «Лиги выдающихся джентльменов». Даррен Ри побеседовал с актрисой в связи с выходом «Лиги выдающихся джентльменов» на DVD и видео…

Даррен Ри (Д.Р.): Чем тебя привлекла роль в «Лиге выдающихся джентльменов» помимо гонорара?

Пета Уилсон (П.У.): Давай все сразу проясним. Это мой первый крупный голливудский проект, поэтому гонорар не так велик, как тебе кажется (смеется).

В первую очередь меня привлек комикс. Когда они впервые стали искать актрису на роль Мины, я была в Австралии, только что родила сына и не думала о возвращении к работе незамедлительно. Они сказали: «Послушай, мы снимаем кино, и Шон Коннери видела тебя в „Никите“ и по-настоящему заинтересовался. Может, прочтешь сценарий?» Они прислали мне сценарий и комикс. И как только я открыла посылку, я сразу начала читать комикс, еще до сценария.

Мне безумно понравилось. Настоящий английский юмор. Затем я прочитала сценарий и поняла, что он во многом приближен к комиксу. И я подумала, что если участвовать в масштабном голливудском кино и стать частью индустрии, то это — тот самый случай. По крайней мере здесь у героев есть история, они, можно сказать, уже стали иконами, знамениты на весь мир. Я просто решила, что будет замечательно поучаствовать в таком кино — приключенческо-авантюрном фильме, действие которого разворачивается в конце XIX века.

Меня также весьма привлекала возможность поработать со Стивеном Норрингтоном (Steve Norrington). По-моему, он очень талантливый современный режиссер.

Д.Р.: В оригинальном сюжете Мина является лидером Лиги. Ты не почувствовала себя обманутой, когда поняла, что твой персонаж не будет главным?

П.У.: Нет. Знаешь, что я сделала? Я все равно сделала её лидером — внутри нее самой. Понимаешь, о чем я? За каждым сильным мужчиной стоит сильная женщина. Это была моя главная идея.

Было бы замечательно, если бы все было как в комиксе, но тогда это был бы совсем другой фильм. Было бы меньше экшна и приключений и больше внимания уделялось бы развитию характеров героев. Наверное, если бы фильм продюсировали англичане, так бы и случилось.

Так что я не думала все время: «Ну вот, я не лидер, я не во главе Лиги». Нет, я думала по-другому: «Шон Коннери набирает команду, поэтому ему суждено быть во главе». Но я сделала это тайной Мины, что она лидер.

Д.Р.: Твоя героиня — единственная женщина в Лиге, и она жена знаменитого персонажа и не совсем лидер в литературном смысле. Как ты думаешь, это связано с дискриминацией полов, которая была присуща литературе того времени?

П.У.: Да, очень грустно, что в литературе викторианского периода не было достаточно выдающихся героев. Когда писались эти новеллы, Европа пребывала в состоянии депрессии, и писатели создавали весьма агрессивных персонажей. В тот период времени у женщин было только их целомудрие, им не разрешалось голосовать. Мужчины правили всем.

Мина была очень знаменита. Поклонники «Дракулы» знают ее как женщину, ради которой Дракула пересек океаны времени, чтобы быть вместе с ней. Обидно, что в тот период времени не нашлось женщин, на которых могли бы опираться писатели при создании своих образов. Дракула мертв, авторы не могли его использовать, остается Мина. Но она не типичный вампир. Можно сказать, наполовину. И это приводит ко многим внутренним конфликтам. Алан Мур (Alan Moore — один из авторов комиксов «Лига выдающихся джентльменов», прим.) решил, что она достаточно сильна, чтобы включить ее в комиксы. Истинные создатели этих героев перевернулись бы в могилах, узнай они, что их обессмертили подобным образом.

Д.Р.: Тебя пугала работа с Шоном Коннери?

П.У.: Нет, он такой обворожительный, потрясающий. Но парни очень нервничали, ужасно дрожали. Я спрашивала: «Почему?», и они говорили, что это оттого, что он — Коннери, а они все очень молодые актеры. Если бы я снималась с Кетрин Хепберн, я, наверное, нервничала бы так же.

Когда я впервые с ним встретилась, он вел себя очень мило. Я была с новорожденным малышом, чувствовала себя достаточно сильной, и он был по-настоящему рад, что я являюсь частью команды. Он поблагодарил меня за согласие сниматься в этом фильме и сказал, что с нетерпением ждал возможности поработать со мной. Он заставил меня почувствовать себя равной ему.

Ему очень нравятся австралийки — он был женат на одной достаточно долгое время. С ним было потрясающе работать, репетировать. Он — настоящий профессионал. Он был неотразим.

Д.Р.: Ты пародируешь его в фильме, как он оценил твою пародию?

П.У.: На съемочной площадке было очень весело, когда я это делала. Потому что главное, что мы все не должны были делать, это пародировать Коннери. У звезд есть свои правила. Над ним, бедненьким, столько раз подшучивали и пародаровали его, что этого больше не разрешалось делать — по крайней мере, не в его присутствии.

Когда пришло время снимать эту сцену, все актеры говорили: «Ну, Пета, сделай его!». А я думала: «Ни за что! Я спародирую персонаж, но я не буду передразнивать его голос». Но они сказали, что я должна.

Так что я ему позвонила и сказала: «Мистер Коннери, я тут думаю над этой сценой…» А он ответил: «Ну и что ты будешь делать? Спародируешь меня?» Я сказала: «Именно об этом я и хотела вас спросить. Я не хочу этого делать. Я просто высмею вас». Тогда он сказал: «Ай, ну почему бы и нет? Давай. Люди пародировали меня годами. Я думаю, это будет неплохо, даже забавно».

Так что я его спародировала. На съёмочной площадке было ужасно весело, потому что один раз вышло очень даже похоже на голос Коннери. Мы сняли ещё несколько дублей и в итоге получили тот, который вошел в фильм — скорее не подражание, а высмеивание его персонажа.

Я очень нервничала, когда он просматривал отснятый материал. Он позвонил мне и сказал: «Один из дублей был превосходен, настоящая имитация моего голоса. Но мы используем другой. Знаешь почему? Потому что он очень плох». Так и должно было быть. Мина не должна была спародировать его досконально. У него отличное чувство юмора, и мы все здорово повеселились.

Д.Р.: Много писали о том, что Коннери и режиссер картины Стивен Норрингтон часто ссорились. Была ли ты свидетельницей чего-то подобного, или пресса все слишком раздула?

П.У.: Если честно, то я думаю, что это все пресса. Подобные ситуации сопровождают любой фильм. Это связано с большими суммами денег, задействованными на производство фильма, ограниченным сроком съемок, специальными эффектами и, в нашем случае, с наводнением. Столько всего происходило за время съемок, что атмосфера иногда становилась напряженной просто из-за того, что люди устали. Пресса все очень сильно преувеличила. Это очень обидно, поскольку это не лучшие публикации для фильма, выходящего в прокат.

Между Шоном Коннери и Стивеном Норрингтоном была разница: один вегетарианец, а другой любит мясо. А кто любит мясо? Коннери. Они — противоположности друг к другу. Обычно их нельзя было увидеть в одной комнате вместе. Они оба очень талантливы во всем, что делают, и, я думаю, их совместная работа над фильмом дала свои плоды.

Я уверена, что Коннери отрицал свое негативное отношение к Норрингтону, и я не думаю, что Норрингтон давал какие-либо комментарии, это не в его стиле. На съемочной площадке были забавные моменты, не драматические, а именно смешные.

Д.Р.: В этом месяце выйдет фильм на DVD. Ты спокойно это восприняла или тебе было трудно работать, когда идут съемки «за кадром» и тебя просят что-то прокомментировать?

П.У.: Знаешь, я этого даже не замечала. Я была так сосредоточена на своей роли, что они казались мне частью съемочного процесса. Я не зацикливаюсь на подобных вещах. Это часть моей работы, и иногда после 16 часов съемок приятно увидеть новые лица.

Это также часть современной киноиндустрии. Фильм получает большие доходы благодаря кассовым сборам, но еще больше может получить от продаж DVD. Это грандиозно. Я впервые участвую в пресс-туре, посвященному выходу фильма на DVD.

Д.Р.: Во время съемок Прагу потрясло ужасное наводнение. Как это подействовало на тебя лично? Ты беспокоилась о своем новорожденном малыше?

П.У.: Я была очень обеспокоена, ведь мы жили возле реки. Я больше боялась не самого наводнения, а его последствий: тиф, все эти заболевания и инфекции. Я волновалась за сына. В то время я все еще кормила его грудью, так что я лишь постоянно прижимала его как можно крепче к себе.

Наводнение было ужасным, природное явление, которое невозможно предсказать или предотвратить. Такая красивая страна, город, построенный несколько веков назад, — все это могло быть разрушено. Фундамент построек уходил в песок, существовала опасность, что их просто смоет.

Мы провели европейскую премьеру «Лиги…» в Праге, чтобы собрать деньги для всех пострадавших во время наводнения. Чудовищно, но страховые компания отказывались платить, а там было столько людей, потерявших абсолютно все.

Д.Р.: Фильм получил много отрицательных рецензий в Америке. Как ты думаешь, почему?

П.У.: Понятное дело, что фильм получил плохие отзывы в Америке, ведь они не поняли юмора. В плане спецэффектов фильм получился потрясающим. Я считаю, что настоящие звезды этого фильма — это постановщики эффектов.

Фильм, каким мы его сняли, был великолепен. Но как только американцы им завладели, они убрали из него большую долю иронии. Мы — австралийцы, англичане, европейцы — любим посмеятся над собой и друг другом. Американцы этого не понимают. Поэтому они убрали иронию и добавили побольше перестрелок.

Жаль, что отзывы были плохие, я считаю, фильм потрясающий. Я получила хорошие отзывы в американской прессе, так что я рада (смеется).

Д.Р.: Декорации выглядят потрясающе. Было трудно отойти от всего этого великолепия и заняться работой по озвучиванию фильма в студии?

П.У.: До работы на телевидении и в кино я играла в театре около семи лет. Там я и научилась всему этому. Я сказала себе: «О! Похоже, это будет интересно!».

Д.Р.: Что ты думаешь о Голливуде? Будешь ли ты сниматься в продолжении фильма, если оно будет?

П.У.: Обязательно. В первую очередь, потому что мне очень понравился комикс. И конечно, замечательный актерский состав. Мне кажется, стоит продолжить. Я с удовольствием снималась в этом фильме. Мне хочется снова сыграть с Тони Кёрраном (Tony Curran) — он был неподражаем.

Д.Р.: Кстати, о Тони. Мы недавно брали у него интервью, и он сказал, что ты бы идеально сыграла Женщину-Кошку. Тебе предлагали эту роль?

П.У.: Замечательная идея. Жаль, что они снимают этот фильм прямо сейчас с Холли Берри — у меня бы получилось лучше сыграть Женщину-Кошку. Ну ничего, я отличная Мина. А появится еще что-нибудь — может быть, я стану Девушкой-Пантерой.

Д.Р.: Чем ты намерена заняться теперь?

П.У.: В настоящий момент я продюсирую фильм «Благородные души» («Noble Souls») c Питером Медоком (Peter Medak), режиссером «Правящего класса» («The Ruling Class») и «Ромео истекает кровью» («Romeo Is Bleeding»). Это небольшое независимое кино о муже, жене и любовнике. Чем-то напоминает французские фильмы 60-х годов о любовном треугольнике.

Есть еще несколько проектов, но я пока не приняла решения относительно них. Может быть, еще один сериал. Главным для меня сейчас является этот независимый фильм.

Д.Р.: Спасибо, что уделила мне время.

Darren Rea, Sci-Fi Online

 


home news photos forum links update info autographs
movies voices biography filmography library authors gratters
miff'01 dossier Peta, for You! collages quiz it's fans' life