"); //-->
Library

другие статьи рубрики:


«Экстраординарная женщина»

( Джон Мосби, «Impact Magazine», март 2004г. )

Существует множество разнообразных типов голоса и произношения. Пронзительный. Звучный. Мягкий. Нежный. Рявкающий. Множество разнообразных акцентов и интонаций. Но мурлыкающих, с совершенно кошачьими интонациями Петы Уилсон, среди них немного. Её весёлая живая речь совершенно не вяжется с тембром голоса, но как-то хорошо сочетается с буйной гривой светлых волос, пронзительным взглядом и впечатляющей фигурой. В нём не звучат ни нежный цветочек, ни бурлящая Амазонка, но содержится их гармоничный микс, наводящий на мысль: вот она — женщина, которая знает, чего она хочет, и наслаждается, добиваясь этого.

Несмотря на путешествия по миру и познание мира модельного бизнеса, роли в игровом кино пришли к Пете не скоро. Телевидение не спешило проявлять к ней интерес, хотя внимательные фаны и могли приметить её в одной из серий «Горца» (серия «Обещания»/«Promises», снятая в 1996г.), в которой все её реплики впоследствии были продублированы, и в менее известном сериале «Чужестранцы» («Strangers»). Были и различные фильмы, однако работой, сделавшей её заметной фигурой, стал сериал «Её звали Никита», телевизионный ремейк популярного фильма Люка Бессона с Анн Парийо в главной роли (который был также переснят и в Голливуде как «Убийца / Нет возврата» («The Assassin / Point of No Return») с участием Бриджит Фонды). Уилсон унаследовала роль уличной девчонки, приговорённой к смертной казни за убийство и спасённой из когтей смерти таинственной элитной организацией, которая обучит её выполнять опасные, официально отрицаемые военные операции. Предыстория героини была немного смягчена — на самом деле Никита была непричастна к преступлению (и, быть может, даже нарочно подставлена), к тому же в формате сериала все последствия таких шагов и неоднозначность морали могли быть показаны лучше, нежели в рамках одного фильма.

«Сериал „Её звали Никита“ был моими первыми настоящими „пробами“», — мурлыкает Уилсон по телефону из Брисбена. «Я состояла в театральной труппе на протяжении шести с половиной лет, играла в постановках по Ноэлю Коварду, Сэму Шеферду и Теннесси Уильямсу. Я получила роль Никиты, но у меня ушло где-то от шести до восьми недель на то, чтобы дать утвердительный ответ, потому что на самом деле я не хотела работать на телевидении. Я считала, что французский фильм просто великолепен, и пошла на пробы в действительности только за тем, чтобы поупражняться. Я взялась за эту работу потому, что у меня не было настоящего опыта работы перед камерой — только на сцене. Я думала: сделаю-ка я одну серию и поучусь. Я и понятия не имела, что это будет длиться, длиться и длиться. Из всего этого я вынесла массу уроков — уроков профессиональных, а также проверила себя на выносливость».

Никита со всей своей неприступностью и ранимостью была удивительно занимательной ролью, чтобы её сыграть, однако лишь подобные роли были основой всех самых больших успехов Петы.

«Полагаю, „Никита“ и „Лига…“ были самыми крупными проектами, в которых я участвовала, но остальные были гораздо более приятными, они просто не нашли такой же аудитории. Я довольно сильная личность, но когда вы создаёте персонаж, внутри него, по сути, находится что-то, что есть внутри и у вас, и у вашего персонажа. Вы должны найти точку, где эти двое встретятся, понимаете? И только затем вы сможете быть Никитой или Миной Харкер. Вы должны уловить нить сходства».

Никита была натренированной, безжалостной оперативницей спецслужб, и Пета чувствовала, что для этой роли ей тоже необходимо пройти кое-какие тренировки — развитие врождённой физической реакции могло улучшить и способность концентрироваться на эмоциональной стороне исполнения. И хотя Мина Харкер из «Лиги выдающихся джентльменов» была столь же сильна физически, она всегда оставалась более утончённой.

«Я действительно очень много работала над Никитой», — рассказывает Уилсон. «И хотя на киностудии меня об этом и не просили, я провела семь месяцев, тренируясь вместе с воздушными десантниками и морскими пехотинцами, и заплатила за это я сама. Я узнала, каково быть убийцей. Я чувствовала, что владение каратэ и действительное знание того, как на самом деле драться и стрелять из оружия, придадут мне ловкости, а мой персонаж в этой ловкости очень нуждался. Это помогает „не играть“ то, что я уже умею. Я верю, что можно определить, что перед вами за человек, не по тому, что он говорит, а по тому, что он делает и как себя ведёт. Я обожаю немые фильмы. Взять хотя бы Катрин Денёв в фильме „Отвращение“ („Repulsion“). Можно многое сказать о людях по тому, как они держат себя в пространстве. Я думаю, голос и речь важны, но если вы не владеете ритмом походки вашего персонажа или тем, как он себя держит, вы не владеете ничем».

«Никита была очень естественна: шпионка и всё такое. Она была маленькой кошкой. В любой момент могла наброситься на вас, и, надеюсь, это чувствовалось. Мина Харкер тоже естественна, но её естественность совсем другого рода. Она крайне сдержанна. В любой момент она могла бы взорваться, но… Я никогда не чувствовала себя столь некомфортно, чем когда играла эту роль. Я была такой чопорной и сдержанной. Никита была раскованнее. Мина сдерживала себя, но когда она была естественна, она была сильна», — продолжает Уилсон. «Да, Мина была вампиром, откуда и её общие черты с летучей мышью. Но я ощущала и что-то „рептильское“, всю ту самовлюблённость королевских семей той эпохи, желавших оставаться молодыми. Для каждого образа я пытаюсь подобрать животное, а затем немного наблюдаю за ним. Хожу в зоопарк и наблюдаю за поведением. Я не похожа ни на Мину, ни на Никиту. Но я и не могла бы быть дальше от них. Над этим пришлось поработать».

И «Никита», и «Лига…» содержат элементы командной работы. И хотя (в «Её звали Никита» — прим.) Уилсон была бесспорной звездой этой команды, более поздние сезоны развивали линии второстепенных персонажей всё больше и больше. «Лига…» же всегда рассказывала о разнообразных ситуациях, связанных с единой командой.

«„Никита“ была различной. По мере того, как шли годы, шоу делали о разных людях, но первые несколько лет оно было только обо мне. Я была „звездой“ и чувствовала громадную ответственность за то, что если я не заставлю это сработать и не сделаю правдоподобным, то не будет и зрителей. Я очень, очень много работала над этим и в „Лиге…“. Но здесь вы просто участвуете в ней. Вы лишь часть истории, вы не история сама по себе. Никита была главной героиней, но мне понравилось быть и частью команды. Было просто потрясающе видеть работу Ричарда Роксбурга, Тони Кёррана, Насируддина Шаха и Джейсона Флеминга… они все наслаждались работой друг с другом. Была парочка случаев, когда я думала: „Хм, я не делаю то, что они делают, я должна быть в другом фильме.“ Но это было замечательно. Каждый из нас был в своём собственном фильме как части одного большого. Способы, с которыми мы подходили к работе, и то, как мы делали это, были различны. Надеюсь, будет продолжение, было бы великолепно сделать ещё один фильм. В те времена то, чем действительно обладали все женщины, была их добродетель. У Мины же не осталось ничего подобного. Она пыталась вспомнить, каково это. Было здорово поучаствовать в жанровом фильме и развивать все эти моменты. Это было очаровательное „переодевание“. Дизайнеры по костюмам называли Шона Коннери „Первой лигой“, а все остальные были „Младшей лигой“ (смеётся). Им всем нравилось быть в ней. Всем английским актёрам нравилось быть в ней. Время от времени случались кое-какие происшествия, но нам всё нравилось».

Происшествия вокруг «Лиги…» были хорошо задокументированы в связи с наводнением в Праге, задержавшимися сроками и высоким накалом споров между режиссёром Стивом Норрингтоном и звездой Шоном Коннери. Однако Уилсон вышла из всего этого невредимой, безоговорочно сексуальной и опытной актрисой, способной сохранить свои позиции. За свою экранную жизнь она побывала агентом и вампиршей, байкершей, секретаршей и солдатом. В реальной же жизни она теперь мать маленького сынишки Марлоу (который вот-вот отметит свой второй день рождения) и подходит к этой роли с той же решимостью, что так часто проявляли её героини.

Несомненно, Пета Уилсон остаётся в своей собственной лиге.

John Mosby, «Impact Magazine»
Благодарим Centergirl за предоставление данного материала.

 


home news photos forum links update info autographs
movies voices biography filmography library authors gratters
miff'01 dossier Peta, for You! collages quiz it's fans' life