"); //-->
Library

другие статьи рубрики:


«Покраситься ради…»

«Лига выдающихся джентльменов»

( Брайан Хайятт, июль 2003г. )

   
ПЕРЕМЕНИВШАЯСЯ УИЛСОН. Пета, обычно являющаяся блондинкой, для роли в «Лиге…» стала брюнеткой.

Зовите ее Женщиной по имени Вампира (Vampira). В наиболее потрясающем перевоплощении из блондинки в брюнетку этого года актриса Пета Уилсон становится знатоком готического стиля в «Лиге выдающихся джентльменов». В экранизации комиксов Алана Мура Уилсон почти неузнаваема благодаря образу получеловека-полувампира Мины Харкер. Это первая большая роль 32-летней австралийки с 2001 года, когда закончились съемки культового сериала «Ее звали Никита» (она дала себе перерыв, чтобы посвятить себя теперь уже 16-месячному сыну). Уилсон, чье участие в «Никите» запечатлено на новых DVD с первым сезоном сериала, поведала EW.com о своей работе с Шоном Коннери, жизни после сериала и том, как она училась пить кровь.

Интервьюер (И.): Каково было для вас стать брюнеткой? Я сперва даже не узнал вас.

Пета Уилсон (П.У.): Мы хотим, чтобы вы смотрели на Мину Харкер и спрашивали себя: «Кто эта девушка? Это не может быть та девушка, что играла Никиту, так ведь?» Я лично предпочитаю быть блондинкой независимо от того, требуется ли это для придачи мне образа персонажа или же нет. Вы можете выбрить мне голову, если это необходимо — это не беспокоит меня. Я не думала бы о том, что это странно или неудобно, если бы это могло помочь моей работе, так что я никогда не спотыкалась о свое эго со словами: «О мой бог! Это выглядит ужасно!» Но я должна сказать вам, что без грима я выглядела бы такой же страшной, как выглядит завтрак трехдневной давности.

И.: К разговору о завтраке. Каким был вкус у бутафорской крови?

П.У.: Он напоминал сироп. Очень сладкий. Это было вкусно. Когда мы сделали первый дубль [сцены фильма, где Мина пьет кровь], я не знала, что я должна была делать. Я не хотела репетировать это, потому что она очень, очень подавлена и добродетельна. Так, когда она кусает, она не делает это так, будто это привычно ей. Она не делает это часто. Я лишь хотела показать это и позволила [крови] пролиться там, где она проливается, сделать это так неаккуратно, как должно быть. Они волновались о том, что персонаж был столь подавлен, что не сможет быть сексуальным. Поэтому в первом же дубле я сыграла на полную — было столько крови, и это было… [вызывающе рычит]. Режиссеру это понравилось, но он сказал: «Теперь же мы должны снять это так, чтобы фильм могли смотреть даже дети с 13 лет». Эту версию вы и видите.

И.: Расскажите какую-нибудь историю о Шоне Коннери.

П.У. Однажды я обедала вместе с ним и его супругой. В конце обеда я пожелала хорошего вечера, но Шон сказал: «Нет-нет, вы не можете уйти». Мои апартаменты находились в пяти минутах ходьбы, так что он проводил меня до самых дверей моего дома. Это был очень старомодный джентльменский поступок. В другой раз мы все, включая съемочную группу, были на вечеринке, и он пригласил меня на танец. Когда мы танцевали, я поняла, что я была далека от своей лиги — я не могла бы сделать то, что он сделал — лишь только он чуть-чуть приподнял меня над землей. Он обладает большой силой. Я не легкая девочка. Он вальсировал под джаз, а делать подобное очень трудно. Но он делал это действительно хорошо.

   
РОКОВАЯ ЖЕНЩИНА. Уилсон играет роль кровопийцы Мины Харкер в «Лиге выдающихся джентльменов».

И.: «Ее звали Никита» предшествовал сериалам, подобным «Шпионке» («Alias»). Как вы считаете, вы помогли сделать телевидение привлекательным для женщин, «раздающих пинки под зад»?

П.У.: Первым в этом плане был оригинальный фильм «Ее звали Никита», и если вы посмотрите назад, то, возможно, найдете и другие картины. Но на американском телевидении мы были первыми. Когда Дженнифер Гарнер получила Золотой Глобус, играя, по существу, мой образ, мне позвонили из Торонто люди, с которыми я работаю в команде [всхлипывает]. Но я сказала: «Вы знаете, что она великолепна, и ее роль отличается от моего образа в сериале. Похожа, но все-таки отличается». В их сериале присутствует юмор, в нашем же его нет, а это сразу же снижает планку.

И.: Как «Никита» повлияла на вашу жизнь?

П.У. Благодаря сериалу я обедала с Президентом [России] Путиным. Ему он понравился. Он подарил мне бриллиантовое ожерелье стоимостью 30 тысяч долларов. Он передал мне ключ к Москве, сказал, что меня ждут в России в любое время, когда я только захочу, и что я действительно тронула российских женщин. Элизабет Тейлор приглашала меня в свой дом, она большая моя поклонница. Именно об этих вещах я буду помнить, становясь старше, чтобы рассказать о них своим внукам.

И.: Почему вы не приступили к съемкам в каком-нибудь голливудском фильме сразу же, как только закончилась «Никита»?

П.У.: Мне предлагали роли в очень большой голливудской комедии и великолепном некоммерческом фильме, и тогда я думала сняться в обоих из них. Но в день, на который были назначены переговоры по обеим картинам, я обнаружила, что беременна [и должна была отступить]. Когда малышу исполнилось 3 месяца, я сидела в Австралии и размышляла о том, чем же я сейчас займусь? Но зазвонил телефон. Коннери видел сериал и спросил: «Кто она?», и в конце концов пригласил меня [в «Лигу…»]. Насколько удачным это было? Если бы я раньше снялась в тех голливудских фильмах, я могла бы не получить эту роль. Но, я думаю, она намного интереснее, чем те другие персонажи.

И.: Были ли какие-то разговоры относительно возвращения «Никиты» в той или иной форме?

П.У.: Пока что нет. Сейчас сериалом владеет Опра Уинфри (Oprah Winfrey), и, думаю, если бы она захотела снять продолжение, я была бы открыта для этого. Но вы знаете, что в сериале Никита стала кукловодом. Именно она ведет мир от сточной канавы…

Brian Hiatt,
«Entertainment Weekly»

 


home news photos forum links update info autographs
movies voices biography filmography library authors gratters
miff'01 dossier Peta, for You! collages quiz it's fans' life