"); //-->
Library

другие статьи рубрики:


Под маской Никиты

( Журнал «Шестнадцать» #2, 2000г. )

Никита

Пета Уилсон совершенно не похожа на Никиту. «Я болтушка, люблю посмеяться, знакомиться с новыми людьми. А Никита, она совсем другая». В театральной школе Лос-Анджелеса Пета разучивала роли чувственных, романтических, наивных девушек. Предложение перевоплотиться в суперагента Никиту стало для нее полной неожиданностью. Она испугалась, призналась, что с такой ролью ей никогда не справиться. Режиссеру удалось убедить ее попробовать. Перед тем, как она приступила к съемкам, четыре месяца инструктор-десантник учил ее рукопашному бою и приемам восточных единоборств. Теперь Пета не хуже любого десантника может постоять за себя. Она продолжила тренировки уже на съемочной площадке, отрабатывала новые приемы и «с колес» выдавала их перед камерой. На протяжении всего фильма ее персонаж учится, и она училась вместе с Никитой. «Первый год съемок я думала, что не выдержу и умру. Но на следующий год работа превратилась в настоящее удовольствие». Пета с самого начала отказалась от дублеров, и все трюки для большей правдивости исполняет сама: должна же она чувствовать то же самое, что и ее героиня. Физическое перенапряжение, ушибы, переохлаждение от ледяной воды и снега. Однажды она плавала среди акул. «Я не знала, что в тех водах они водятся. Когда же меня предупредили, чтобы я была осторожнее, я так испугалась, что не могла пошевелить ни ногой, ни рукой». В другом эпизоде Никита в полете должна была врезаться в дерево. «Режиссеру хотелось, чтобы я по-настоящему „почувствовала“ это чертово дерево, и мне так помогли, что я вломилась в ствол со скоростью двадцать километров в час. На теле не было живого места. Не знаю, как мне потом удалось отработать весь день».

Жизнь

Кстати, Пета Уилсон снимается в кино не только в качестве Никиты, недавно она снялась в роли лесбиянки в фильме Дамиана Харриса «Mercy» — «Пощада». Еще Пета занимается плаваньем, в том числе подводным, водными лыжами, парусным и конным спортом, йогой, кикбоксингом, танцами — от фламенко до рок-н-ролла, фотографирует и коллекционирует старые автомобили. Она прекрасный механик и свои авто чинит сама, ездит на этих раритетах по делам и на работу, а не сдувает с них пылинки, подобно прочим коллекционерам. Когда-то она была лучшим игроком национальной сборной Австралии по нетболу (так называемый австралийский баскетбол, в котором не разрешается дриблинг), одно время работала фотомоделью, а теперь решила стать продюсером, создала собственную киностудию Sweet Lips (в переводе «Сладкие губки», но не подумайте ничего плохого: sweetlips — это такие рыбешки, ее самые любимые из тех, что они с отцом пытались поймать на удочку, — но так ни разу не поймали, — когда вместе рыбачили в австралийских водах). Она мечтает создать Центр искусств, где будут обучаться одаренные дети из бедных семей. Что еще? «Я рисую. Я слушаю много музыки. Джаз. Блюзы. Я пишу стихи. Занимаюсь садоводством. Люблю флиртовать и развлекаться. Я часто смеюсь. Я ищу все, что может меня рассмешить. Я просто живу. Пытаюсь взять от жизни все, что могу».

Имя

У нее странное имя. Многие думают, что это оригинальный псевдоним в честь организации РЕТА (People of ethical treatment of animals — «Люди за этическое обращение с животными»). На самом деле имя — настоящее, так звали мисс Австралия 1970. Отец Петы, капрал австралийской армии, когда она появилась на свет, находился на учениях далеко от дома и почему-то решил, что у него родился сын. Он назвал его Педро. Вернувшись домой, капрал обнаружил, что Педро — девочка. Так из Педро, или Пита на английский манер, получилось Пета (Реte - Реta). Дурацкое имя стало отличным поводом для насмешек сверстников и не раз было причиной ее горьких детских слез.

Детство

«В детстве я страшно боялась темноты. Бр-рр-р! Я заваливала постель куклами и плюшевыми медведями, надеясь, что они меня защитят. Совсем маленькой я видела фильм „Американский оборотень в Лондоне“, и мне понадобилось лет шесть, чтобы избавиться от страха перед оборотнями».

Она родилась на острове Папуа в Новой Гвинее. От рассвета до заката Пета и ее брат Роб все время проводили на пляже, купались, плавали на лодке, лазали по пальмам. Пета одевалась и вела себя, как мальчишки, и ни в чем им не уступала. «Я ела крокодилье мясо и змей. А однажды, когда мне было три года, я ела мертвую сову. Мама застала меня за этим занятием. Из моего рта торчали перья. Мама пришла в ужас. Она решила, что я одичала».

Отец постоянно привозил детям каких-нибудь животных. «У нас были черепахи, лягушки, кабаны, ящеры, питоны, кошки, кенгуру, коалы…» Одно время у них жил детеныш крокодила. «Как-то ночью он исчез. А у соседа был прекрасный бассейн. Он никогда не разрешал нам там плавать. И вот утром мы услышали его дикий крик. У него на пальце висел наш крокодильчик».

В восемь лет состоялось ее первое выступление перед публикой. Родители взяли с собой Пету на рождественскую вечеринку в отеле. Музыканты так и не появились. Тогда на сцену взобралась Пета и принялась развлекать публику — пела и танцевала, срывая бурные аплодисменты зала.

Семья переезжала с места на место, исколесив всю Новую Зеландию и Австралию. Когда ей исполнилось тринадцать лет, они переезжали уже двенадцать раз. «Я ходила в школы в маленьких городках, иногда в одной комнате занимались сразу пять классов. Я знала, что через полгода опять уеду, и должна была заводить друзей быстро. Первые два дня я присматривалась, выясняла, кто что умеет в спорте, потом демонстрировала свое мастерство — и меня принимали в компанию. Каждый раз мне требовалось мгновенно подладиться под новых людей. Я становилась классным клоуном, развлекала всех. Играть роли меня заставила необходимость».

Анорексия

Когда ей было двенадцать лет, родители развелись. «Я любила отца. Даже хотела выйти за него замуж, когда он развелся с мамой». Брат остался жить с отцом, а Пета — с мамой. «Я заболела анорексией (нервное заболевание: организм отказывается принимать пищу. — Ред.). Мой дедушка Тео умер в то же время. Он был моим близким другом. Ходил со мной на все мои баскетбольные матчи. Я очень страдала. В семнадцать лет, когда я работала фотомоделью, я заболела анорексией во второй раз. Я снова была несчастна, потому что ко мне относились, как к куску мяса. Но мама поддержала меня, помогла выжить. Потом я даже выступала в школах, рассказывала подросткам про анорексию и про то, что от нее можно умереть. Я убеждала их делиться с родителями своими проблемами».

Католичка

После развода родителей Пета училась в католической школе для девочек. Каждый день молилась за папу и маму, считая себя виновной в распаде семьи. Мама приезжала за ней в школу — красивая, сексапильная, в миниплатье, на роскошной спортивной машине. «А я была пуританкой, в серенькой школьной форме, и меня это устраивало. Я стремилась выглядеть как все. И хотела, чтобы мама выглядела, как все, но она была совершенно особенной. Я стеснялась ее и просила ждать меня на соседней улице, но мама и слушать не хотела. Подкатывала прямо к парадному входу и жала на клаксон. Я вылетала, как ошпаренная, чтобы поскорее исчезнуть с глаз одноклассниц. Однажды слишком поторопилась и кубарем полетела со ступенек, платье задралось. Ну и видок у меня был! Теперь, когда мама видит меня в сексуальных платьях, она улыбается, вспоминая, какой я была».

Мужчины

Первый сексуальный опыт принес ей разочарование. «Мне было лет пятнадцать. Мы с мамой завтракали, когда я заговорила с ней о противозачаточных таблетках. Мама ничуть не удивилась. У меня был парень, электрик, и я планировала отдаться ему на его день рождения. Вот смех! Он-то воспринимал меня примерно так: „О, Пит, приятель“. А тут я вырядилась в платье: примите подарок! В общем, мама меня нарядила, надавала советов, — и я пошла. Это была полная катастрофа. В четыре часа утра, рыдая, я вернулась домой».

Она влюбилась в Италии в семнадцать лет, когда работала фотомоделью. «Я была сорванцом-подростком, а он — красивым мужчиной, врач-грек. То, что я с ним испытала, полностью изменило меня. Когда я вернулась в Австралию, я и внешне стала совсем другой, и мама, увидев меня, сразу воскликнула: „Боже, наконец-то ты стала женщиной!“» Пета уехала из Италии, не попрощавшись с возлюбленным. Он приехал к ней в Австралию — чтобы узнать, что между ними уже все кончено. Потом она влюбилась в музыканта, но, как это часто бывает с музыкантами, тот слишком много пил. Она бросила его и уехала в Лос-Анджелес, где поступила в театральную школу. На одной из вечеринок она знакомится с режиссером Дамианом Харрисом. Пета представилась танцовщицей из Амстердама. «Я постоянно придумывала про себя разные байки. Меня раздражало, что первым делом все спрашивали, чем я занимаюсь. И я изображала из себя то компьютерного гения, то дочку богатого фермера, который решил вложить деньги в кино. Я говорила с разными акцентами, а иногда вообще прикидывалась немой».

Дамиан на тринадцать лет старше Петы, у него есть дочь от первого брака. «Меня не интересуют разведенные дядьки с детьми, думала тогда я, но мне с ним было интересно, и мы подружились». Однажды она пришла к нему на день рождения в танцевальном костюме, исполнила номер — нечто среднее между чарльстоном и брейк-дансом — и сразу убежала на встречу с друзьями. Дамиан все еще считал, что она действительно танцовщица из Голландии. Но дружеские чувства к взрослому мужчине — вещь опасная. Пета влюбилась. Они вместе уже восемь лет. «Это так здорово знать, что он любит меня. Я люблю его».

Заветная мечта

«Я мечтаю прожить так, как мои дедушка с бабушкой. Они были вместе сорок лет. Было бы здорово, если бы мы с Дамианом поженились, у нас бы родилось десять детей, и мы бы жили на вилле. Я очень романтичная».

В.Симонов

 


home news photos forum links update info autographs
movies voices biography filmography library authors gratters
miff'01 dossier Peta, for You! collages quiz it's fans' life