"); //-->
Пета Уилсон в минисериале «Девочки в большом городе» («Женские штучки») на DVD в магазине Ozon.ru
Library

другие статьи рубрики:


Звезда по имени Никита

( Тэд Эдвардс, «Ее звали Никита. Послесловие. Неофициальная биография Петы Уилсон и ее телевизионного персонажа». Отрывки из II главы. Лос-Анджелес, 1998г.1) )

«Телевидение для меня не объект для подражания», — говорит актриса Пета Уилсон, звезда сериала «Ее звали Никита». — «Мне нравилась Энджи Дикенсон в „Женщине-полицейском“, но мой идеал пришел из истории. Например, вспомните Жанну д'Арк… Есть и многие другие, королева Англии, скажем. Шекспир писал о „больших“ женщинах. Так что, я думаю, моя роль сложилась не благодаря телевидению, она родилась из книг по истории и благодаря моей маме».

Это совсем не то, что можно было бы услышать от одной из телевизионных роковых героинь, но в то же самое время это вряд ли можно было бы ожидать от Уилсон. Это было впечатление Джоэля Сурноу, который был удивлен тем, что третья актриса из претендовавших на роль Никиты — Уилсон — была совершенна. Остальные претендентки даже не могли с ней сравниться. «Пета выросла в Новой Гвинее, но часть ее так там и осталась», — говорит Джоэль Сурноу. — «Там она приобрела эту немыслимую комбинацию неискушенности, ранимости, чувственности и непредсказуемости. Все эти качества одинаково непредсказуемы».

Это очень тяжелая роль. Чтобы её сыграть, нужно иметь много различных качеств. На пробы пришло 200 претенденток, но ни одна из них даже не приблизилась к Пете. «Никита должна иметь физическую силу, чтобы быть оперативницей. Но в то же самое время она — это девочка, которая никого не убивала», — объясняет Сурноу. «Она должна внести в роль некоторый героизм и привлекательность реального человека. Подобно „Wiseguy“ 2) мы пытаемся маскировать драму под экшн. Вы должны использовать те качества актёра, которыми он обладает. Меня удивляет то, что Пета не приступила к съемкам до тех пор, пока не почувствовала, что хорошо адаптировалась к этому образу».

Пета Джия Уилсон, дочь отставного офицера Дарси Уилсона и поставщика провизии Карлин Уилсон, родилась 11 ноября 1970 года в Сиднее, в Австралии. О своём необычном имени Уилсон говорит: «Я была девчонкой - сорванцом, хотела, чтобы люди называли меня „Питом“. Когда я появилась на свет, отец находился на учениях далеко от дома. Ему сообщили, что у него родился сын, и он решил назвать сына Педро. Так это имя и „приклеилось“. Отец называл меня Питом, я ненавидела своё имя. Хотела, чтобы меня звали Таней, Луизой или Сарой. Но меня звали Петой. Я ненавидела своё имя и свой голос. В девять лет у меня был хриплый голос. Я меняла имя каждые две недели. Бабушка могла ко мне обратиться как к Пете, но я бы не ответила. И тогда она спрашивала у дедушки, как меня зовут на этой неделе. Многие люди имеют такие же проблемы. Хотя… В 1970 мисс Австралии была девушка Пета. Наверно, я надеялась стать такой же, как она».

В Папуа - Новой Гвинее, где не было телевидения, Пета и её брат развлекали родителей и их друзей, показывая спектакли, сценки, скетчи. «Когда мне было пять лет», — говорит Пета, — «и мы жили в Новой Гвинее, у нас не было телевидения. Я поехала в Австралию, чтобы навестить моих бабушку и дедушку. Помните шоу „I dream of Jeannie“? Бабушка дала мне точно такие же вещи, как у главной героини. А когда я вернулась в Новую Гвинею, то надела их и вообразила себя одалиской».

Семья Петы долго на одном месте не задерживалась, меняя гарнизоны с надоедающей частотой. Поэтому Пета должна была быстро приспосабливаться, оценивая cоциальные ситуации. Как ни странно, это стало идеальной подготовкой к роли Никиты, которую она получила через шесть лет после того, как приехала в Америку.

Пету привлекает спорт. Особенно баскетбол и плавание. «Я люблю спорт. Он даёт мне энергию. Я не была баскетболисткой — я была профессиональным игроком в нетбол. Это кое-что другое. Я испытываю крайне неприятное чувство, когда меня сравнивают с чемпионкой по баскетболу. Нетбол и баскетбол столь же различны, как футбол и регби». О плавании Пета добавляет: «Мы участвовали в парусной регате. Фактически, наша лодка была самой тяжёлой во флоте. Она называлась „Bewitched“ („Зачарованный“). У моего отца была самая молодая команда. Я, мой брат и три других ребенка. Мы с братом были единственными, кто знал, что мы вообще делаем. Другие дети были только, что называется, „для веса“. Отец был командиром, а я — первым помощником. Наша лодка прибыла третьей. Всего их было 500. Три раза мы опрокидывались, но победили. Лодок было много, поэтому было трудно. Нам вручили приз — сиденье для туалета».

Мир знает Пету как модель. «Я жила модельной жизнью почти семь лет. Я работала для журналов, рекламировала продукцию „Левайс“, коммерческие радиопередачи, снималась для каталогов для беременных, используя накладной живот. Я много снималась, потому что людям это нравилось, а не потому, что считала себя самой симпатичной девчонкой. Идея изучать актёрское мастерство пришла мне в голову, когда мне было двадцать один. Я спросила себя: „Что я теряю?“ Я приехала в Америку и поступила в драматическую школу. В то время, как другие отдыхали, я училась и работала. Подруга нашла мне менеджера, но он не хотел мной заниматься, потому что хотел работать только с настоящими актёрами. Я была испугана и не готова к прослушиванию. Но я пошла на пробы „Jade“ (фильм Дэвида Карузо с Линдой Фиорентино) и получила четыре отзыва. Этого было достаточно для агента, чтобы заключить со мной контракт. Шесть месяцев спустя я получила „Никиту“. Но даже после „Никиты“ я продолжала учиться в драматической школе. Я училась и в перерывах между сьёмками. Если вы хотите быть актером, знайте, учиться трудно. Но кроме этого вам нужна и удача. Что касается начинающих актеров», — продолжает Пета, — «никто не должен оправдываться: „Ах, если бы я имел агента…“ Если актёр хочет чего-то добиться, он должен действовать. Если вам тяжело работать и учиться, лучше учитесь. Работа будет потом. Учитесь так много, как только можете. Больше читайте — это стимулирует ваши чувства. Учитесь слушать. Слушайте людей, наблюдайте за ними. Отстаивайте своё „я“. Будьте в фокусе. Не позволяйте никому сломить ваш дух. Не прячьте свой талант — это собственность. Собственность, которая делает вас особенным…»

Фактически, Уилсон начала карьеру в театре. В течение шести месяцев она проходила различные кинопробы и много раз была близка к победе, но каждый раз терпела неудачу только потому, что не имела «актёрского имени». «Я сказала своему менеджеру: „Я не хочу сидеть в Лос-Анджелесе и ждать, как другие актрисы, что роль сама упадёт мне в сумочку. Я отправляюсь в Нью-Йорк, попробую себя в театре. Я люблю театр и, возможно, „найду“ себя там“». Пета осталась в Лос-Анджелесе только благодаря своему агенту, который порекомендовал ей попробовать себя на телевидении. «Он сказал: „Пожалуйста, рассмотри предложения телевидения“. И я ответила: „Думаю, я не из тех актрис, которые участвуют в телевизионных проектах“. Я чувствовала, что мой „путь“ — это моя энергия. У меня было три предложения: вестерн, комедия положений и „Никита“. Я подумала: „Ну и дела. Номер три — лучшая роль для меня. Она очень близка мне“».

«Я прошла пять или шесть (а может быть семь) проб», — говорит Уилсон о прослушивании. «Я должна была пройти прослушивание для различных телевизионных сетей и студий. На пробах комедии положений в Warner Bros. мне задавали очень много вопросов. И все взгляды были направлены на меня. Мне это нравилось. Я думала, что в каждом вопросе была какая-то уловка, но больше всего мне хотелось понять, как далеко они с этим зайдут», — дополняет Пета. «Я приехала в США, чтобы рискнуть — неизвестная актриса, которая так мало хочет от камеры и от показа непосредственно. В театре я должна была отбирать, подготавливать для себя весь материал, теперь недостаток времени не даёт мне такой возможности. Но я люблю делать всё в срок. К счастью, я знаю роль очень хорошо. Это было для меня большим экспериментом, потому что каждую неделю я узнавала что-то новое. Телевизионный фильм и театр — это две различные среды. Когда я только начинала, я думала: „Всё это действие должно идти по одному пути“. Но это нереально, потому что в технике подобного ремесла иногда чувствуется фальшь. Театр очень реален».

«Когда я получила отклики, я была приятно удивлена положительностью отзывов. Отрицательное меня не беспокоило, потому что я всегда думаю — сделала ли я все, что я хотела сделать, смогла ли я это сделать. Если после этого моя работа была бы оценена отрицательно, тогда это расстроило бы меня. Я знаю, что могу работать в этой среде. И мне это нравится».

«Я управляю своей работой, но главное — это мысли режиссера. Он может сделать мне замечание о том, что он желает видеть, а что нет. Сейчас вместо избитых фраз об этом я говорю: „Дайте мне увидеть, что я могу сделать в тех рамках, что мне даны“. Это — вызов. Но даже если я не соглашаюсь и считаю, что должно быть что-то ещё, я всё равно делаю свою работу. Джоэль Сурноу — продюсер. Он невероятный человек. Он слушает меня, и если он думает, что это приемлемо, он воспользуется моим советом. А если нет — то объяснит почему. Это называется хорошей совместной работой». «Я обдумывал как можно больше возможностей, потому что эта роль безгранична. Никита должна быстро адаптироваться к любой ситуации и не забывать, что люди, на которых она работает, — убийцы. Она понимает, насколько важна её работа, но в то же самое время „их цели оправданы, но средства безжалостны“. Самое главное — понять, что ты лучше всех этих людей с их идиотскими играми. Тогда ты можешь победить. Все это доказывает, что она никогда не захочет стать похожей на них. Слабость Никиты — её милосердие. Она похожа на пантеру. Она ждёт. Наблюдает за ними. Изучает их…» — говорит Сурноу.

Две вещи, которые повлияли на Пету — это фильм Люка Бессона «Никита» и американский римейк с Бриджит Фондой «Возврата нет». «Я посмотрела французский фильм, и он мне очень понравился», — улыбается Пета. — «Я сказала: „Я смогу это сделать“. Когда я пошла на прослушивание, мой менеджер проговорил: „Это твоя роль. Просто иди и развлекайся“».

«Никита очень изменилась из-за того, что фильм стал сериалом. В первых пяти эпизодах участвовало очень много актёров, поэтому обстановка была нервозной. Я должна была увидеть оригинальный фильм, чтобы понять, кем была Никита. Я старалась к ней приблизиться и проделала для этого очень много работы. Думаю, каждый актёр по-своему интерпритирует роль», — продолжает Пета. «Если, например, я буду играть Марту в „Кто боится Вирджинии Вульф?“, посмотрю на работу Элизабет Тейлор и спрошу: „Как ты это делаешь?“, это будет не совсем правильно. Я должна буду посмотреть, а потом сыграть эту роль по-своему. То же самое с Никитой. Чтобы хорошо сыграть роль, нужно отдать ей частичку своего сердца. Только так вы поймёте роль и найдёте ответы на свои вопросы в пределах текста. Так я создала Никиту. Она идёт тем же путём, что и в оригинальном фильме, но её характер отличается от характера французской героини. Таким способом сериал немного корректирует фильм. Эта роль очень интересна для женщины. Я думаю, Никита, как женская роль, интересна независимо от того, сыграла я её или нет. Я сделала её своей, никто не сможет её скопировать».

Один из самых распространённых вопросов, которые задают Уилсон, касается её сходства и различия с персонажем. «В отношении Никиты к „Первому отделу“ можно угадать моё отношение к Голливуду. Не то, чтобы я не любила Голливуд, просто от него веет чем-то чуждым для меня. Я играю, потому что мне это нравится, потому, что у меня много энергии. Это не испытание и не необходимость показать своё „я“. Я занимаюсь этим только потому, что мне действительно это нравится, потому, что мне нравится самовыражаться. Своей игрой я могу сказать правду о тех, кого я играю. Я могла бы выразить себя и другим способом, и сделала бы это очень хорошо. Не люблю людей, которые говорят, что я не смогу сыграть ту или иную роль. Конечно, я не смогу это сделать, если об этом скажет человек, от которого всё зависит, но такого пока еще не случалось, и это даёт мне некоторую уверенность в себе. Но я всегда стараюсь искать обходные пути, как это делает Никита. Она всегда ищет причины, чтобы понять „плохих“ людей, и, возможно, дать им то, в чём они нуждаются. Смогу ли я убить как Никита? Я убью человека, который посмеет обидеть моего ребёнка. Но я не смогу убить человека „просто так“. Тем более так, как это делала Никита. Убийство — это не круто. Из этого я пыталась исходить. Я была похожа на Никиту, когда мне было 7 или 8 лет. Никита невиновна, она слишком добра и слишком наивна. Она уязвима, как невинное животное».

Уилсон, вероятно, не настолько невинна. Она слишком популярна после успеха сериала. Кажется, что она повсюду — от обложек журналов до многочисленных телешоу. Среди них «The tonight show» и «The Rosie O`Donell show». «Я чувствую себя продавщицей», — говорит Пета. — «Мы как будто строим большое здание, где каждый делает свою работу. Без кровельщика, водопроводчика и строителя ничего не получится. Что ещё можно предположить? Я продавщица. Они строят это большое здание, а я его продаю. Мы — одна команда. Не было бы всех этих людей, не было бы ЛФН. Я благодарна фанатам, потому что без них не было бы нового сезона 3). Они находят время, чтобы посмотреть шоу, и это отлично, потому что мне на самом деле было очень трудно сниматься в ЛФН. Я никогда не играла в сериалах и ничего от этого не ждала».

Теперь Пета столкнулась с новой проблемой — потеря «секретности». «Пару недель назад мы с мамой были в Нью-Йорке», — сказала она в интервью Рози О`Донелл. «Мы вышли пообедать. На улице было много людей, которые приехали посмотреть на меня. Это было очень хорошо, только немного странно. И мама сказала: „Здесь „секретности“ не будет. Ты знаешь об этом?“ Но никто не знает меня там (в Австралии). Я только что купила десять акров земли на побережье, мы провели там последнее Рождество. Это было настоящее австралийское Рождество! Мы жили в трейлерах и должны были мыть ноги под ковшиком, прежде чем лечь в кровать».

Наслаждаясь успехом, Уилсон не забывает о будущем, думая над тем, где её карьера может однажды оказаться. «Мои любимые актрисы — Джина Роулэндс и Джессика Лэнг», — говорит она. «Я думаю, что Натали Вуд хороша в „This property condemned“. Мне нравится Теннеси Уильямс и женщины, играющие его. Я люблю комедии, я хочу играть „честные“ роли. Хочу сыграть женщину, которая будет всем интересна. Но я не вижу себя в обычной роли. Не думаю, что зрителям это понравится».

Актриса много думала над тем, чтобы изменить Никиту. Изменить не только прошлое своей героини, о котором зрители фактически ничего не знают, но и подумать относительно её будущего. «Я думаю, она жертва обстоятельств», — говорит Уилсон. «У неё не было нормального детства. Она была одна, её мать ещё в школе влюбилась в „большого парня“ и забеременела. Но ей не нужен был ребёнок. Я думаю, своим рождением Никита разрушила жизнь матери. Они почти не общались. Потом мать стала алкоголичкой и позабыла обо всём. Никита никогда не любила свою мать и была „отравлена“ её существованием. Это убивало Никиту, она делала всё, чтобы добиться её любви, в которой она так нуждалась. Каждый день мать приводила в дом новых дружков, которые оскорбляли Никиту. Это очень грустно… Поэтому, я думаю, Никита была вынуждена уйти и жить на улице».

«Я думаю, Никита нуждалась в непосредственной защите», — рассказывает Пета. «Она была вынуждена уйти жить на улицу. И, мне кажется, что это интересно, потому что на улицах много детей. Не наркоманов, а, в основном, жертв обстоятельств. Которых никто не любит и которые никому не нужны. Таких же, как Никита. И эта нелюбовь формирует новые защитные черты характера, новые чувства. Конечно, чтобы защищать себя, живя на улице, нужно ожесточиться, нужно приспособиться. Никита могла наблюдать за своей матерью, видеть её на расстоянии. Однажды ночью Никита наблюдала за квартирой, за своей матерью и её приятелем. Она смотрела, как мать пила вино, а потом танцевала. Никите нравилось следить за её движениями. Она следила за её шагами и думала: „Как ты можешь? Это не ты“. Конечно, когда Никита увидела фотографию своих похорон, на которые мать не пришла, она поняла, что не нужна этой женщине. Я думаю, жизнь Никиты на улице была самой безопасной. Чтобы выжить, она бралась за любую работу. Иногда она воровала продукты. Не думаю, что она украла бы деньги, если бы, конечно… не была такой шустрой. Она коллекционировала старые солнечные очки, которые находила. Они стали её частью. Она не имела примера для подражания и не знала, кто она на самом деле. Она пыталась выяснить, кто она и где должна находиться. Она не вписывалась в эту среду. Она очень похожа на животное, которое живёт в зоопарке — дикое, неприрученное, красивое животное, дух которого сломлен».

«Ночью она была признана виновной (пилотная серия). Она болталась по улице с другими уличными детьми. Потом Никита пошла искать место для ночлега и по пути услышала шум в переулке. Она увидела, как парень нанёс смертельный удар полицейскому. Никита вынуждена защищаться. Потом её ловят „на месте преступления“ и отправляют в сверхъестестественный мир, как в „Семейке Аддамс“… Но этот мир — неправильный, потому что… ты знаешь, каков мир этих людей: видишь, где они живут, видишь их взгляды. Но они — плохие люди. Нельзя судить книгу по её обложке. Но „Отдел“ судил меня исходя из того, как я выгляжу, не думая о том, что внешность может быть обманчивой. Они считают, что Никита — это ангел в волчьей шкуре. Я думаю, что каждый раз, когда она должна кого-то уничтожить, она просто „отключается“. Не знаю, что бы делала я, если бы оказалась на месте Никиты. Она стала частью этого мира, она держится за него, но она никогда не станет убийцей. Она должна убивать, чтобы выжить, но это нелегко. Есть лишь один эпизод, в котором Никита убивает из мести…»

«Я проделала много работы, чтобы сформировать этот характер. Но я воспринимаю этот мир несколько иначе, чем Никита. Время от времени я утомляюсь от людей, их гуманности и недостатков. Это — вызов самой себе. Кстати, о недостатках. Очень хороший вопрос для Джоэля Сурноу. Есть подобные, но я не могу их назвать, потому что никогда об этом не думала. Неловкость… Я хорошо себя чувствую в любой ситуации, но мне становится неловко, когда вокруг плохие люди. Люди, о которых мои инстинкты говорят мне плохое. Никита похожа на меня своей проницательностью. Она очень хорошо разбирается в людях. Конечно, не в самом начале, но у неё стало появляться всё больше инстинктивных чувств о людях. Я думаю, Никита даёт людям шанс, но если они его упустят… это становится похоже на меня. Я всегда даю людям второй, третий шанс, всегда верю и надеюсь, что это поможет».

«Я думаю, у Никиты есть ещё одно преимущество — это различие полов. Уязвимость и женственность. Это делает нас особенными. Будучи шпионом, Никита может управлять ситуацией и получать то, что захочет. Так что с этим она не имеет никаких проблем.

Я люблю солнечные очки, и Никита их любит. Когда она отправляется на работу, она всегда их надевает. Никита не умеет врать, она не похожа на других убийц. Её солнечные очки исчезают сразу же, как только она их снимает. Иногда это происходит, когда она приходит в „Отдел“, и поэтому чувствует себя некомфортно. Похоже на „эффект вампира“: она надевает солнечные очки, чтобы не травмировать глаза. Она не хочет там находиться. Это подтверждает ещё одно сходство. Я люблю, чтобы вещи были удобными, и Никита тоже. Когда я вхожу в среду, похожую на „Отдел“, я чувствую себя некомфортно и начинаю колебаться. У Никиты две жизни — в „Отделе“ и дома. Она пытается отделить их друг от друга. У меня тоже две жизни — моя работа и мой дом, я постоянно разрываюсь, пытаясь найти какой-то балланс.

Мне нравится Мартин Шин в „Апокалипсис сегодня“. Я люблю старые фильмы типа „Mildred Pierce“ или старые телевизионные фильмы о „плохих девчонках“. Я думаю о них, когда работаю. Но я не могу себя с ними сравнивать, я другая. Что случится, если в „Отделе“ все будут счастливы? Я наряжусь, сделаю макияж и отправлюсь на задание. Три следующих эпизода вы будете смотреть, как Никита будет искать кого-то, кто сделает за неё её же работу (потому что сама не может больше убивать). Потом она всё-таки решит убить противника, но противник захочет убить её. Тогда Никита попытается узнать: „Зачем вы это делаете?“ Она исчезнет. Через пять дней Майкл найдёт её связанной и скажет: „Эй, ты не можешь скрыться от них. Ты — убийца“. И я стану похожей на Джеймса Бонда».

Уилсон начинает смеяться над своей торжественной речью и разъясняет: «Эй, это лишь мои идеи! В прошлом году я только начала любить сериал и поняла, что мне в нём хорошо. Я нашла то, что искала, и поняла, что должна делать. И это для меня. Я даже не предпологала, что стану актрисой. Это прекрасная профессия, в которой вы действуете, самовыражаетесь, говорите правду. Это — большая работа. Вы можете сыграть другого человека и сделаете это настолько правдиво, насколько это возможно. Это очень интересно. ЛФН — фантастическое шоу. Взяв „кусок не по зубам“, я узнала очень много интересных технических вещей, которых не может дать театр. Хотелось бы надеяться, что справившись с этим, я буду готова к следующему шагу».

«La femme Nikita X-POSED»

1) Ted Edwards, «La femme Nikita X-POSED: The unauthorized biography of Peta Wilson and her on-screen character». Chapter two, «La star Nikita» (отрывки).
2) «Wiseguy» — судя по всему, это какой-то старый сериал (прим. Katrin).
3) «Я благодарна фанатам, потому что без них не было бы нового сезона», — Пета имеет в виду 2-й сезон (прим. Katrin).

 


home news photos forum links update info autographs
movies voices biography filmography library authors gratters
miff'01 dossier Peta, for You! collages quiz it's fans' life