"); //-->
Пета Уилсон в фильме «Лига выдающихся джентльменов» на DVD и видео в магазине Ozon.ru
Library

другие статьи рубрики:


Интервью Петы Уилсон телесети USA Network

( декабрь 2000 года )

И. (Интервьюер): Вы знали о том, что фанаты не особенно поддержали решение закончить сериал, и что они делали, чтобы вернуть шоу?

П. (Пета Уилсон): Мне сообщили о том, что происходит. Я была в Австралии, когда все это творилось, Warner Brothers сообщили об этом. Они позвонили мне и сказали: такие-то дела, столько нападок по Интернету... Я получила огромное количество e-mail'ов и тогда поняла, что поклонники так просто это не оставят. Я не знаю, почему это происходит с нашим сериалом. Наверное, они должны быть довольны тем, что все закончилось. Или тем, как все закончилось. Я не знаю, хотели ли они когда-нибудь отпустить нас, но все завершилось...

И.: Были ли Вы хотя бы чуть-чуть удивлены, когда создатели сериала решили продолжить и снять еще 8 серий?

П.: Я была счастлива сниматься в этих сериях, потому что думала, что это здорово: те же люди снова работают вместе. Это шанс сделать что-то еще после окончания сериала. Это отлично. Это было замечательно, потому что работала профессиональная команда: люди, с которыми очень приятно работать.

И.: Возвращаясь к тому, как Вы снимали последний эпизод в 4-ом сезоне — “Four Light Years Farther”. Какое было настроение на съемочной площадке? Вы-то думали, что уже все, а потом...

П.: Ну, это похоже на последнюю неделю в выпускном классе, понимаете? Мы были по-настоящему рады. Мы не вымотаны, не сломлены, а просто счастливы перейти на другой уровень. Эпизод “Four Light Years Farther” был действительно тяжелым и даже грустным. Тогда мы чувствовали себя абсолютно опустошенными.

И.: Да...

П.: Последний эпизод был очень грустным, потому что все устали, мы были рады финалу и готовы к нему. Так было в прошлый раз. А теперь все сделано, но... Мы не грустим об этом, потому что рады, что все встретились снова, а это всегда легко и приятно. То есть, я хочу сказать, что финал совсем не легкий, но отношения — конечно же, да. Я думаю, было сделано много, учитывая то, что все были не такими уставшими.

И.: Как много трюков Вы выполняли самостоятельно? И какой, по Вашему мнению, был самым опасным?

П.: Ну, я не помню слишком опасных трюков, но... Я выполняю большинство, все батальные сцены. Но я не хочу и не буду прыгать со зданий.

И.: Вот так так! Интересно почему?

П.: [Смеется.]

И.: Вы предпочитаете драться врукопашную, или Вам больше нравятся эпизоды с оружием?

П.: Врукопашную.

И.: А каково это, драться с Роем?

П.: Драться с Роем?

И.: Ну, было несколько таких эпизодов. В частности, в “Getting Out Of Reverse” была замечательная сцена Вашей с Майклом тренировки.

П.: Я влюблена в него. Моя героиня влюблена в него. Настолько, насколько она вообще может кого-нибудь любить. Она влюблена... Я не знаю, что ответить... [Пауза.] Я бы сказала, это игра. Это похоже на шутливую возню с братом.

И.: М-хм-м...

П.: Забавная игра.

И.: Вернемся к Вашим отношениям с Роем. Мы знаем, что он был режиссером одной из восьми последних серий. Каково это, работать с ним как с режиссером?

П.: Я думаю, он очень естественный. Будет здорово, если он продолжит снимать. Мне очень нравилось, это вдохновляло, работать с ним как с режиссером. Потому что Рой чувствует ритм шоу. И он актер, поэтому снимает с другой точки зрения. Очень чувствительный, очень хороший режиссер. С ним приятно работать как с актером, но мне также понравилось, как он снимает. Мне бы очень хотелось с ним еще так поработать. Рой — очень хороший режиссер.

И.: Вам не кажется, что чувство между Вами и Роем в большей степени было мимолетным?

П.: Ну, мы такие разные... То есть, да, думаю, было. Это всегда присутствовало, потому что они провоцируют друг друга на что-то конкретное. Это их точка зрения. Это актерская игра между нами, сугубо профессионально.

И.: Были ли какие-либо повороты сюжета, которые Вас шокировали?

П.: Они потеряли меня — третий сезон, первая серия. Я делала что-то другое. Повороты сюжета... Нет, не знаю, я просто следовала за ними. Не было особых сюрпризов, так, чтобы ахнуть. Со сценаристами сериала я ничему не удивлюсь. Вы должны понимать, что персонаж подвержен большому физическому, эмоциональному, психологическому злоупотреблению, понимаете, о чем я?

И.: Да...

П.: Это очень неестественно, понимаете? Хотите, чтобы у Майкла была жена, да пожалуйста! Меня расстроило то, что они не разрешили мне злиться на него за это, за ложь. Они думали, что такое отношение будет бесчувственным по отношению к Рою, к Майклу. Я только что узнала, что у него была другая женщина. Мне хотелось на секунду остановиться на этом. Я думала, что можно усилить этот момент, тогда мы могли бы пойти с этим дальше в третьем сезоне. Конечно, я люблю его и, безусловно, прощу. Но вы должны позволить мне адекватно реагировать на то, что он женат и у него есть ребенок. Совсем ненадолго, всего в нескольких эпизодах... Думаю, это привнесло бы большее напряжение. Это был единственный поворот сюжета, который действительно задел меня. То, что у него была жена и мне не разрешили соответственно среагировать на это.

И.: У Вас была новая стрижка в прошлом году, а в этом году Вы снова сменили прическу. Вам нравится так начинать новый сезон, новый проект?

П.: В этом году я коротко обрезала волосы, потому что собиралась в Нью-Йорке играть в спектакле и, возможно, в новом сериале. Не уверена, стала бы я делать новую прическу, если бы знала, что мы вернемся. Я бы оставила волосы немного длиннее.

И.: Вы чувствуете, что эта роль вывела женщин-звезд телевизионных шоу на другой уровень значимости, возможностей?

П.: Не думаю, что Никита это сделала. Наверное, она просто напомнила об этом. Не знаю, удалось ли мне это, удалось ли сериалу, но люди просто вспомнили об этом. Женщины всегда оставались на этом уровне. Женщины-героини боевиков. Не думаю, что Никита самая сильная или что-то в этом роде. И, наверное, Никита — очень реалистичный персонаж. То есть, она, конечно, абсолютно абстрактна, но она очень современная женщина. Она не девчонка, понимаете?

И.: Верно, которая заслуживает большого уважения.

П.: Может быть. Для меня трудно об этом говорить, потому что я это делаю, я не размышляю об этом. Я не думаю: о, вот сильный характер для телевидения. Понимаете, если бы я так думала, шоу могло получиться не таким успешным.

И.: Наверное, это так.

П.: Я просто должна хорошо делать свою работу и не терять голову.

И.: Вы можете что-нибудь рассказать о Ваших пробах на роль?

П.: Я разрушила стереотипы. Понимаете? Я пришла и лишь старалась выглядеть как можно лучше на прослушивании. Помню, что думала тогда: ни за что бы не разрешила своим детям смотреть фильм с главной героиней-наркоманкой и убийцей полицейских. Как можно уважать ее и восхищаться ею? Неужели можно позволить детям смотреть такое? Поэтому это была моя идея, чтобы Никита была уличным ребенком. Я сказала продюсерам, что будет лучше, если представить ее жертвой обстоятельств, если вы хотите сделать сериал о ней. Я пришла на прослушивание с такими мыслями, это был мой выбор. Я смотрела на неё с другой точки зрения, Никита получилась ангелом в волчьей шкуре. Очевидно, я хорошо справилась с этой работой, я просто представила мою героиню такой, какой её видела. И Джоэл (Joel Surnow) откликнулся на это. Было несколько прослушиваний. На первых пробах директор по кастингу попросил меня подождать, потом пришёл Джоэл и пригласил меня на ланч. Пока я проходила пробы, я не была уверена, хочу ли работать в телевизионном проекте, это была моя первая серьёзная работа. Но, как выяснилось, всё получилось отлично, и я очень счастлива, что сделала это. Помню, было одно большое прослушивание с Джоэлом, и после того, как они убедились во мне, я прошла ещё шесть или семь проб.

И.: Хм-м...

П.: Это было очень мило. Ты даже не знаешь, для кого прослушиваешься, а просто делаешь это снова и снова. Помню, дело было в офисе президента WB, он стучал баскетбольным мячом о стенку. Думаю, одним из своих мячей, и... Ну, это было давно...

И.: Хм, ну да.

П.: Это было как обновление, очень очищающий опыт, понимаете?

И.: Да, я бы удивилась, если вся эта напряженная игра приносила облегчение, была отдушиной.

П.: В то же самое время я работала в театре, очень много занималась. И в тот же день, когда я пришла пробоваться на роль Никиты, у меня было назначено ещё два прослушивания. “Никита” была последней на очереди в тот день, и я пробовалась точно так же, как и множество других актёров. Я представила им свои домашние заготовки и, когда вышла оттуда, просто сказала себе: “Ну и ладно, посмотрим, что будет дальше.” Но было весело.

И.: На съемках происходило что-нибудь забавное?

П.: Да, я много прикалывалась, но зато и очень выматывалась. Не только на съемочной площадке, это стало всей моей жизнью. Моя жизнь изменилась, когда я начала сниматься в этом проекте. Не оставалось места ни для чего вне сериала. В прошлом году стало немножко полегче. Вроде бы, в последние пару лет мой график позволял делать больше, но сериал стал моей семьей и всей моей жизнью. Я, правда, старалась заниматься чем-то еще, но “Никита”, конечно же, доминировала. У меня была главная роль, это занимало почти все мое время. Жизнь на съемках подобна... На что же она похожа?.. Пожалуй, это довольно сюрреалистично, понимаете? Сюрреалистично и... Теперь это нормально для меня. Но мне кажется, интереснее было бы жить не на съемочной площадке.

И.: Вы этого с нетерпением ждете?

П.: Я радуюсь каждый раз, когда наступает завтрашний день. Сегодня хорошо -- завтра будет еще лучше. Я жду чего-то другого. Может быть, больше равновесия, меньше работы, побольше отдыха. Более уравновешенную жизнь, не только съемки. Не только телевизионные сериалы, а семью. У меня есть другие проекты, в которых хотелось бы поучаствовать, но это как притворяться каждый день. Конечно, я люблю съемочную команду, в которой работаю, они как семья, но, все равно, это как приходить в офис, на службу, где у тебя много друзей, думаю, вы знаете...

И.: Вам понравилась серия “Four Light Years Farther”? На этот эпизод была достаточно острая реакция, последняя серия четвертого сезона...

П.: Думаю, это было здорово. Это было то, что нужно. Если бы я обернулась... Все говорят, что все дело в том, что я не оглянулась и не посмотрела на него.

И.: Да...

П.: Если бы я оглянулась, он бы вернулся. А это не то, чего я добивалась. Как я могу спасти ему жизнь и защитить его, если он вернется? Если бы я не возвратилась в Отдел, то как бы я смогла защитить Майкла? Если бы я обернулась, он бы не ушел. А я любила его, любила по-настоящему. Когда ты любишь кого-то, если ты с ним и продолжаешь любить, даже если вы не вместе, это одно и то же. Даже, если ты не с ним, ты все равно его любишь. Я бы предпочла, чтобы он был жив где-нибудь, знать, что он жив и скучать по нему, чем знать, что он умер. Понимаете? Я бы выбрала умереть вместе с ним, чем жить без него. Чтобы он был жив без меня.

И.: Да...

П.: Думаю, фэны не были готовы так просто отпустить нас. Но это как раз то, что должно было произойти, потому что иначе Майкл вернулся бы обратно. В том-то и дело, что это совершенно непредсказуемо. Думаю, финал был действительно хороший, это был отличный способ закончить сериал.

И.: Наверное, это так.

П.: И то, как они завершили проект сейчас, тоже мне нравится. Может быть, теперь фэны будут довольны. Не знаю, другой финал мне тоже нравился. Это хорошее завершение. Для телевидения это было великое событие. Хорошо, что все происходило в Америке, где для этого было самое место. Сериал стал культовым, через несколько лет его будут смотреть и думать о том, что происходило в наше время. Думаю, что героиня La Femme Nikita -- это очень сильный характер. Она удивительная женщина, она была самым отдаленным антигероем.

И.: М-м...

П.: Приличным героем. И, я думаю... Я не знаю, была просто потрясающая поддержка поклонников, они очень полюбили наше шоу.

И.: К замечанию о том, что Никита была антигероем, что Вы думаете о ее реакции на людей, обладающих властью?

П.: Думаю, все дело в ее реакции на правду. У нее бы не было проблем с начальством, если бы они относились к ней с уважением. Если бы они хотели действительно помочь людям, у нее бы не было никаких претензий к ним. Поэтому, когда власти действуют нечестно, это ранит Никиту.

И.: Вы считаете, Ваша героиня изменилась?

П.: Понимаете, мне кажется, все было довольно закономерно для нее. Она определенно изменилась, конечно. Мне 30, я изменилась, характер изменился, она больше не девчонка. Не думаю, что она вообще когда-либо была маленькой девочкой. Она больше не девчонка, она женщина. Очень сильная, независимая, ранимая... Сильная женщина. Наверное, однажды она станет отличной матерью. Может быть, поклонников привлекает ее характер, ее мир и так далее... Но, знаете, что в Никите самое интересное?

И.: Что?

П.: Никита стремится к нормальной действительности. Она бы хотела просто жить обычной жизнью. Я буду скучать по поклонникам сериала, но я уверена, я надеюсь, мы с ними еще увидимся в следующем проекте. Буду скучать по съемочной группе. Но есть и хорошая новость: у меня есть мои воспоминания. Они всегда будут со мной. И у меня есть 95 часов, чтобы подумать об этом, вы понимаете?

И.: Это замечательно!

П.: Это была прекрасная работа, я не хотела бы ничего менять.

“USA Network”

 


home news photos forum links update info autographs
movies voices biography filmography library authors gratters
miff'01 dossier Peta, for You! collages quiz it's fans' life